Смолянку лечили от рака, которого у нее не было

http://www.province.ru - Добавил zanoza в категорию Здоровье

34-летняя Людмила Тихонова работает продавцом в одном из небольших смоленских магазинчиков. Она инвалид II-й группы.



– Все началось 7 июля 2010 года, – рассказывает Людмила. – Я устроилась на новую перспективную работу, на которой в скором времени ожидала повышения. На новом месте понадобилась медкнижка, нужно было сделать флюорографию.



На снимке врачи рассмотрели небольшое пятно, подтвержденное повторным снимком. Врачи предположили, что это может быть туберкулез, перенесенный на ногах. Для исключения других диагнозов женщину направили на обследование в смоленский онкологический диспансер.



Больничный кошмар

– Началось что-то невообразимое, – вспоминает Людмила. – Врачи что-то тут нащупали в области шеи какое-то уплотнение.



Чтобы выяснить природу опухоли, специалисты решили взять пункцию. Пробовали колоть даже под аппаратом УЗИ и с помощью «пистолета», однако вместо нужного материала оказывалась кровь. Тогда Людмилу направили в онкологическое отделение областной больницы, сославшись на профильность. Здесь женщине сказали, что никакого страшного заболевания у нее нет. Людмила сообщила об этом в диспансер, но врачи все же приняли решение оперировать.



– Меня положили в больницу, сделали мне такой «хороший» надрез, – рассказывает Людмила. – Образцы тканей взяли, но остались такие шрамы, что даже вспоминать не хочется – заштопали как рулет из свиной брюшины.



Страшный приговор

Анализы не дали точного ответа, что же за недуг у Людмилы. В первоначальном заключении врачей было сказано, что «материала не достаточно для окончательной постановки диагноза, однако можно думать о мезонхиальной опухоли, а именно саркоме мягких тканей правой надключичной области». Врачебное «однако» перевернуло всю жизнь смолянки.



Времени на устройство ребенка и решение домашних дел не было. Врачи дали понять, что через месяц может быть уже поздно. С таким диагнозом, как саркома, человек долго не проживет. Два-три месяца, не больше, при помощи процедур – год максимум.



Свое лечение Людмила вспоминает с ужасом и болью в глазах. Каждые три недели ей приходилось лежать в больнице, под капельницей. Первые две процедуры были сносны, но затем потребовался курс лучевой терапии, а потом «химии».



– Три недели химия, три недели перерыв, потом опять химия. Это очень тяжело, – едва сдерживая слезы, рассказывает Людмила, – Слава богу, рядом со мной была семья. Им тоже тяжело пришлось. Я не могла готовить, меня мутило, тошнило даже от их голосов. Я часто срывалась на них. Бывали дни, когда я вообще с постели подняться не могла. Ребенок надо мной плачет, а я не могу даже подняться, чтобы отвести его в школу.



После восьми месяцев лечения врачи решили сделать перерыв. Видимого эффекта химиотерапия не дала, но врачи удивлялись, что с таким страшным диагнозом Людмила умудряется неплохо выглядеть и относительно хорошо себя чувствовать. Препараты не действовали, докторам приходилось пробовать разные методы лечения. Сказав, что в Смоленске ей помочь не могут, медики оформили Людмиле квоту на очную консультацию в Москву.



Рака у Людмилы не нашли

Людмила поехала во Всероссийский онкологический центр имени Блохина в Москве. Первый же анализ показал, что таинственное пятно на ренгеновском снимке – всего лишь гемангиома, к онкологии не имеющая никакого отношения. Как объяснили Людмиле московские специалисты, гемангиома возникает, если лопается сосуд. По сути, это тот же синяк, который не представляет для жизни угрозы. Чтобы убедиться, что опухоли нет, врачи сделали компьютерную томографию. Она подтвердила, что это не саркома.



По мнению столичных врачей, почти год женщину лечили от болезни, которой у нее нет. Москвичи были удивлены, почему ей не могли сделать эти анализы в Смоленске или направить сразу в столицу.



Людмила вернулась в Смоленск и решила выяснить, как же могла произойти такая невероятная ошибка. Она направилась в онкодиспансер, чтобы рассказать о случившемся и получить хотя бы извинения. Но смоленские врачи настаивают на правильности поставленного ими диагноза.



«НК» обратилось в онкодиспансер, где Людмилу лечили от саркомы. Корреспондентам дали понять, что на такие вопросы сотрудники диспансера уполномочены отвечать только судебным инстанциям. В телефонном разговоре главный врач Смоленского областного онкологического клинического диспансера Сергей Гуло подтвердил, что Тихонова действительно проходила у них лечение.



– По клинической картине это саркома, – уверен Сергей Львович, – Мы считаем, что лечили ее правильно.



Людмила планирует обратиться в суд, чтобы восстановить справедливость. Несмотря на пережитое потрясение, смолянка радуется жизни и убеждена, что никогда нельзя опускать руки и терять надежду, какой бы сложной не казалась ситуация.



Автор: Лия Велесова, Кира Солопонова

ИД Провинция
Самые свежие новости Смоленска на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь