Смоленская крепостная стена

http://smolkrep.narod.ru - Добавил slava в категорию История

Постройка.



В 1569 г. Литва соединилась с Польшею в одно государство, и от этого в Литве распространились польские обычаи и католическая вера. Литовцы и особенно поляки стали стремиться к тому, чтобы завладеть Смоленском. Как город крепкий и притом пограничный, Смоленск был очень нужен полякам: он был ключом ко всей Днепровской области и главным оплотом московского государства. Но по этой же самой причине московские князья крепко держались за Смоленск и боялись как бы не упустить из своих рук такого важного города.



И вот царь Федор Иоаннович, сын Грозного, решил по совету своего умного правителя, Бориса Годунова, укрепить Смоленск как можно лучше. В 1587 г. заложили в Смоленске каменную стену, но почему-то постройка ее остановилась. И только в 1595 г. за дело взялся сам "ближний великий боярина" Борис Федорович Годунов. В Смоленск был прислан из Москвы городовой мастер Федор Савельев Конь с боярами и дьяками. Им велено заготовлять материалы для стены.



Благословясь у смоленского архиепископа Феодосия, они приступили к делу. Все кирпичные сараи возле Смоленска были отписаны в казну. За Петропавловской церковью, в Офицерской слободе, в Гнездове и других местах выстроены были новые кирпичные сараи и обжигальные печи. Кирпич делали и обжигали круглый год.



Со всех почти городов русских согнали в Смоленск рабочих и возчиков. Известь брали в с. Верховье на Обше за 200 верст от Смоленска, а белый камень за 342 версты в г. Старице Тверской губернии и Рузе Московской губурнии. За все казна платила чистыми деньгами и только сваи доставлялись бесплатно, по повинности крестьянами дворцовых сел (Поречья, Каспли, Сычевки, Духовщины, Ельни, Красного, Рубихина и др.).



Работа быстро закипела. Трудно себе представить, какое оживление царило тогда в Смоленске. Всюду лежали груды материала - кирпичей, камней, извести, бревен, досок, железа, всюду копошились рабочие, тянулись по дорогам конные подводы, расхаживали царские бояре и чиновники или дьяки. В 1596 году приехал в Смоленск боярин Борис Годунов, указал места для рвов под стены и в своем присутствии заложил крепость.



Через 2 года Борис Годунов вступил на престол. Когда он известил польского короля Сигизмунда о своем избрании, послы польские приехали в Москву и заявили новому царю, что княжество Смоленское должно быть отдано Польше. Видя такие притязания поляков и зная, что в 1603 году истекает срок 12-летнего перемирия с Польшей, царь Борис стал спешить с окончанием смоленской стены. В 1600 году он прислал в Смоленск 20000 р. (по тем временам колоссальная сумма), велел надбавить жалованье рабочим, велел принимать на постройку всех желающих (в то время случился на Руси страшный голод), и вот в 1602 году стена была окончена. Работы хватило бы и еще на год, но уже появился самозванец, который, по слухам, уже пообещал подарить одну половину Смоленского княжества своему будущему тестю воеводе Мнишку, а другую королю Сигизмунду. Медлить было некогда, и на северо- восточной стороне стену делали позднею осенью, наскоро, и потому не особенно прочно. Осенью 1602 года стену освятили, причем, на главных воротах города, Днепровских, поставили в нише большую икону Божией Матери- Одигитрии, копию с соборной иконы, присланную из Москвы царем Борисом Смоленску, как образ покровительницы града и небесного стража новой крепости.



Фёдор Конь

Строить крепости было делом сложным. От горододельца требовалось, кроме профессиональных навыков, обязательных в любом строительстве, еще и знание военного дела. Необходимо было знать тактику осады крепостей и организацию их защиты. Зодчий должен предусмотреть, откуда возможен штурм, и построить укрепления наивыгоднейшим образом для защитников. Иначе говоря, мастер крепостного строительства - это всегда зодчий высокого класса. Именно таким горододельцем был Федор Савельевич Конь.



Мы очень мало знаем о зодчих Древней Руси, даже имена их чаще всего неизвестны. Федор Савельевич Конь - исключение, хотя о нем достоверных сведений не так уж много. Его имя обросло легендами, которые перекочевали даже на страницы книг. В них можно встретить слова о том что Конь обучился ремеслу в чужеземных странах, куда якобы бежал от гнева Ивана Грозного за избиение наглого опричника Штадена.



Известный советский поэт Дмитрий Кедрин написал о зодчем поэму, где рассказывает, как в Италии старый архитектор Иннокентий Барбарини понял:



Что Конь - весьма способный скиф,

Он может быть отличным зодчим,

Секреты дела изучив.

И передал ему изустно

Своей науки тайны все,

Свое прекрасное искусство

В его расчетливой красе



Федор Конь тосковал на чужбине и, “воротившись издалече, пришел за милостью к царю”. Он был прощен, поскольку “потребны в государстве городовые мастера”.



В книгах можно найти упоминания о том, что Федор Конь трижды разбирал башню у Пречистенских ворот Белого города, пока не добился необходимого эффекта, и что в награду за строительство этих укреплений получил лишь кусок парчи и шубу с царского плеча. Но ни один из этих фактов не подтвержден документами, Мы не знаем, когда он родился и когда умер, но из вестно, что зодчий был русским, а происхождения не знатного. Прозвище Конь довольно редкое, и оно могло быть связано с его личными качествами или с его происхождением.



Известно, что Федор Конь хорошо разбирался во всех вопросах строительства и строительных материалах. В 1591 году в Москву из Астрахани прислали известь, которую отбили при разборке строений бывшей столицы Золотой Орды - города Сарая. Мастера хоели получить квалифицированное заключение: можно ли ее использовать при возведении новых укреплений города. Экспертизу доверили Федору Коню, и он рекомендовал применять старую известь в смеси с новой, тогда она “в городовое дело пригодится”.



Ф. Конь строил, очевидно, много. Строил храмы и жилые палаты, возводил крепости. Достоверно установлены два его грандиозных сооружения: укрепления Смоленска и Белого города в Москве.



Смоленская крепостная стена имела протяженность 6,5 километра (до наших дней дошло лишь около 3 км). На западе и востоке она проходила по гребню всхолмлений и полностью господствовала над лежащими перед ней низинными участками, прорезанными оврагами.



Затем стена ступенями с этих двух сторон круто спускалась вниз к Днепру и шла по левому берегу реки, служившей естественной преградой на подступах к крепости. На южной стороне стена пролегала по ровной местности, не имеющей природных оборонительных рубежей, и где искусственным барьером на подступах к ней служил специально вырытый ров. Составной частью крепости являлись 38 башен (на сегодня сохранилось только 18).Толщина стен от 5.2 до 6 метров. Высота стен от 13 до 19 метров вместе с зубцами. Ширина боевой площадки - от 4 до 5 м.



Изнутри стена снабженабольшими арками, где расположены сводчатые камеры подошвенного боя. Особенностью Смоленской крепости являются бойницы среднего боя, отсутствующие в других крепостях. Они чередуются с подошвенными в шахматном порядке.



О башнях.



Составной частью крепости являлись 38 башен, грозных своей неприступностью. Высота их различна: одних - 15 метров, других "—" 18, третьих "—" 20-22 метра. И форму они имели разную: многогранную (шестнадцатиугольную), прямую, круглую и небольшую. По верху башен, как и по верху стены, размещались зубцы с бойницами. Завершались башни высокой тесовой или черепичной крышей в виде остроконечных шатров - этой извечной формы русской национальной архитектуры. Башни предназначались для наблюдения, ведения обстрела противника в случае его нападения на город, служили укрытием для его защитников. В период осады крепости они становились опорными пунктами ее обороны.



Высота и форма башен определялись как условиями рельефа, так и необходимостью создания наилучших условий для оборонительного сражения. Они, как стена, были оборудованы для трехъярусного боя. Каждая из них в случае пролома стены и прорыва неприятеля в город могла стать опорным пунктом его внутренней обороны. Для этого несколько бойниц башен было ориентировано во внутрь крепости. Башни имели навесные бойницы, которые предназначались для ведения огня по противнику из пищалей (орудий) и мушкетов (ружей). Они были также оборудованы устройствами для сбрасывания камней, выливания кипятка или горячего вара на головы врагов. Башни соединялись между собой ходами, устроенными в толще стены.







Ф. С. Конь позаботился не только о несокрушимости башен, но и о предании им оригинального вида. Четырехугольные башни имели, например, по одному или по два карниза, расположенных ниже зубцов. А в круглых башнях карнизы выступали уже в виде валика. Многими архитектурными деталями отличались грановитые башни. Все это придавало им красивый и внушительный вид.



Иностранным гостям, посещавшим в те времена Смоленск, бросалась в глаза равномерность расстановки башен на стене. Так, поляк Самил Маскевич свидетельствовал, что башни друг от друга "отстоят на 200 саженей". Другой иностранец - немец Августин Мейерберг тоже утверждал, что башни расположены "в равном расстоянии друг от друга". Однако равномерность их расположения была лишь кажущаяся. На самом деле строгой четкости в расположении башен не существовало. На южной стороне, например, где местность была открытой, они стояли плотнее, чем на северной, где протекал Днепр, являющийся естественным защитным рубежом Смоленска. Среднее же расстояние между башнями равнялось примерно 150 метрам, а участки стен между ними всюду прямолинейны. Это давало возможность вести эффективный фланкирующий обстрел со всех участков стены.



На страже башен стояли пушкари и стрельцы. Данные о вооружении крепости содержатся в книге А. К. Ильенко "Смоленск- дорогое ожерелье царства русского", изданной в 1894 году в С.- Петербурге. Согласно этим данным Богословская круглая башня располагала: "в подошвенном бою тюфяк (орудие стрелявшее, каменными ядрами) двух пядей (пядь — устаревшая мера длины в четверть аршина, аршин — 71,12 см) с тарелью, к нему ядер каменых 300". "В среднем бою пищаль девятипядная, к ней ядер железных 300. Втом же верхнем бою пищаль двухсаженная, ядер к ней железных 300".



На страже башен стояли: Богословской — 89 пушкарей и стрельцов, Молоховской — 80, Никольской — 77, Капытецкой — 69, Городецкой- 64, Пятницкой — 34 и т.д. Всего же на крепостной стене было расоложено 1950 защитников. Помимо этого к башням и прясламприписывались дворяне, дети боярские и посадские люди, которые в момент опасностиобязаны были занятьзакреплённые за ними боевые места.



Перечень разрушенных башен: Антифоновская, Безымянная, Богоматерская, Богословская, Воскресенская, Верхне-Благовещенская, Городецкая, Грановитая, Гуркина, Днепровская, Ефстафьевская (Брикарева круглая), Иворовская, Кастыревская круглая,Коломинская (Шеинова), Круглая, Лазаревская, Микулинская, Молоховская, Крылошевская, Стефанская (Голышевская), Чётырёхугольная, Четырёхугольная малая.



Перечень уцелевших башен (щёлкните чтобы посмотреть изображение башни):

Авраамиевская , Бублейка , Долгочевская (Шембелева) , Донец , Громовая (Тупинская) , Копытенская , Красная (Костыревская) , Маховая , Никольская , Орёл , Пятницкая , Познякова (Роговка) , Веселуха , Волкова(Семенская) , Ворониниа , Заалтарская , Зимбулка .
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей Смоленска

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь