История ювелирного промысла в Смоленске

http://www.gorodnews.ru - Добавил v.v. в категорию История

Эпоха викингов

Лет смоленскому ювелирному промыслу не меньше, чем самому Смоленску. Первые ювелирные изделия местного производства были найдены при раскопках знаменитых Гнездовских курганов под Смоленском почти полтора столетия назад.

В 1868 году, во время строительства полотна Риго-Орловской железной дороги у сельца Гнездово из-под лопаты одного из рабочих посыпались серебряные монеты и украшения. Последние имели формы браслетов, гривен, подвесок с выгравированными изображениями зверей и людей. Скрыть находку не удалось, а спустя шесть лет в Гнездово начались раскопки, инициированные одним из основателей Русского археологического общества графом Уваровым. В дореволюционное время отечественными археологами было раскопано свыше пятисот курганов. Основная часть находок поступила в московский Исторический музей, смоленский Историко-археологический музей и в музей Тенишевой "Русская старина". В предвоенные годы исследования гнездовских курганов проводились не столь интенсивно. Однако в 1940 году при раскопках центрального городища были найдены многочисленные золотые изделия: подвески, украшенные зернью и сканью, византийская монета, превращенная в подвеску, сканно-зерненые серебряные скандинавские украшения. Изучение курганов вновь было приостановлено в годы войны. С 1949 года в Гнездово работает постоянная археологическая экспедиция Московского госуниверситета. Кстати, самый крупный клад за всю историю изучения комплекса здесь был найден всего 15 лет назад.

Экспедиция исследовала остатки нескольких ювелирных мастерских, существовавших на территории Гнездовского поселения в X веке. Найдены не только ювелирные украшения скандинавского и местного производства, но и многочисленный инвентарь ювелиров - молоточки, клещи, пинцеты, зубила, гирьки, сверла и напильники, а также само сырье. Драгоценный металл поступал в мастерские в виде слитков, проволоки, монет и лома. Ученые доказали, что в поселении действовало как минимум четыре крупных ювелирных центра.

В юго-восточной части городища мастера изготавливали украшения из серебра и медных сплавов - в основном, фибулы и височные кольца. Такая же крупная мастерская была обнаружена недавно в пойменной части поселения. К западу от нее находилась третья мастерская, где производили подвески. Наконец, четвертый ювелирный центр располагался на восточной части поселения. Она специализировалась на производстве амулетов по скандинавским образцам из листового металла.



Эпоха утвари



Многочисленные войны последующих столетий привели к упадку ювелирного дела на Смоленщине. Вновь возродилось оно лишь в середине XVIII века. Достоверно известно, что семинаристы смоленской духовной семинарии (открытой в 1728 году), не окончившие полного курса, по распоряжению епископов Гедеона Вишневского и Парфения Санковского отдавались в "мастеровые". Из них готовили иконописцев и мастеров серебряного дела по изготовлению церковной утвари. Известно и имя одного из первых ювелиров того времени - Елисей Муравьев. Он изготовил литые царские врата весом свыше 50 килограммов, предназначавшиеся для Богоявленского храма на Соборной горе. Другое, не менее известное произведение Муравьева - серебряный оклад к иконе Божьей Матери Одигитрии, находившейся в надвратной церкви.

Теперь смоленские ювелиры изготавливали серебряные лампады, подсвечники, иконостасы, оклады для икон и евангелия, золотые и серебряные кресты с драгоценными камнями (алмазами, рубинами, сапфирами) и финифтью. В архивных источниках последней четверти XVIII века говорится, что в Смоленске было "довольно и ремесленников: золотых, серебряных, медных и часовых дел (мастеров), и других многих, которые получали небезвыгодное содержание". Правда, всех ювелиров в то время можно было сосчитать по пальцам: "золотых дел мастеров в Смоленске - три человека, серебряных - восемь". Ювелирами становились мещане и солдаты-отставники, жившие в районе Свирской Слободы. Кстати, ювелиры были и в других городах губернии. Например, в Дорогобуже работали "два мастера золотых и серебряных дел".



Эпоха ремесла



К середине следующего, XIX столетия, ювелирным промыслом в Смоленске занималось уже свыше 40 человек. Правда, основное их число составляли подмастерья и ученики именитых ювелиров. Последних, как и столетие назад, насчитывалось около десятка. Мастера серебряного цеха имели ремесленные и промысловые свидетельства, выданные Смоленской ремесленной и городской управами. Они работали по заказам в собственных или арендуемых помещениях. Большую часть заказов составляли предметы церковного убранства и домашнего обихода. Например, цеховой мастер Шипулин в 1866 году изготовил серебряные ризы на четыре образа для Крюковской церкви Краснинского уезда.

Ежегодно городская управа проводила проверки состояния торговых и промышленных заведений, принадлежащих лицам разных сословий. Например, в 1881 году была обследована мастерская золотых, серебряных и часовых дел мастера Кагана Ицки Нотовича, могилевского мещанина. Акт обследования его ремесленного заведения (с вывеской "Каган") на Большой Благовещенской улице (ныне - Большой Советской), хранящийся в областном архиве, сообщает: "Цеховой мастер Каган имеет свидетельство, выданное Смоленской ремесленной управой, и производит золотые и серебряные изделия, часы. В заведении работают подмастерья - его двоюродный брат Гуревич Абрам Хаймович, сыновья Ицка и Нота Каган. В учениках - климовичский мещанин Левиков Арон Менделевич". Другой акт проверки, датированный тем же годом, содержит сведения о мастерской цехового часового мастера Берха Фрайвеля Ароновича, приписанного к серебряному цеху Смоленской ремесленной управы. Это заведение находилось на Кирочной улице (ныне ул. Ленина) в доме Бера. Мастер Берх производил золотые и серебряные часы, а также цепочки из драгоценных металлов.

Сами ювелиры не имели права торговать произведенными изделиями - в том случае, например, если кто-то отказывался от своего заказа. Для торговли золотыми и серебряными вещами требовалось иметь свидетельство на продажу этих изделий - своего рода лицензию, выдавало которую Смоленская городская управа. Такие свидетельства в конце XIX века в Смоленске имело более десяти купцов II гильдии. Три купца (Шведов, Кещенков и Павлов) торговали ювелирными изделиями в лавке Благовещенской церкви, купец Ковалдин - в лавке Нижнее-Никольской церкви. Три небольших ювелирных магазина находились на Большой Благовещенской улице: в здании Мариинской женской гимназии, в "Гранд-Отеле" (рядом с нынешним магазином "Рубин"), в домах Лизункова и Рачинского. Еще одна ювелирная лавка располагалась на Пушкинской улице. Помимо продажи часов, золотых и серебряных вещей, в этих магазинах принимались в починку предметы из драгоценных металлов, скупался лом золота и серебра, а также драгоценные камни.





Организация производства



По регламенту, утвержденному в 1722 году Петром I, все городские ремесленники были разделены на цехи, возглавляемые ольдерманами (старшинами). Всякий, желавший заниматься ремеслом, должен был получить свидетельство о своем мастерстве от ольдермана. Ремесленник, получивший звание мастера, мог иметь неограниченное число подмастерьев и учеников. В историческом описании Смоленска, составленном иеромонахом Иоасафом Шупинским в 1780 году, говорится, что "в Смоленске записных в цех: серебряников - три, над ними альдерман - один; золотого мастерства с альдерманом пять человек".

Большую определенность цеховому устройству и созданию ремесленного сословия дала "Грамота на права и выгоды городам Российской империи", утвержденная Екатериной II в 1785 году. Согласно грамоте, ремесленное население городов Смоленского наместничества, разделенное на цехи во главе с управным старшиной и двумя заместителями (товарищами), составило один из шести разрядов городских обывателей.

Ремесленные цехи выбирали на год ремесленного голову, который утверждался городовым магистратом и приводил к присяге управных старшин и их товарищей.

12 ноября 1799 года был высочайше утвержден "Устав цехов", по которому при ремесленном голове состояла ремесленная цеховая управа. Смоленская ремесленная управа, размещавшаяся в собственном здании на Козловской горе (ныне улица Ленина), имела свою печать, вела точный учет всех ремесленников города, принимала и исключала из цехов, утверждала вывески мастеров. Цеха несли расходы по содержанию ремесленной управы и на другие социальные нужды (с местного мастера один рубль, с иногороднего три рубля, с подмастерья полтора рубля). Управа же, в свою очередь, ежемесячно отчитывалась в денежных делах перед городской управой. Ремесленная управа проводила "испытания" мастеров, выдавала им свидетельства, накладывала штрафы за брак в работе, разбирала споры, оказывала материальную поддержку нуждающимся цеховым мастерам и их семьям. Ремесленные управы существовали в Рославле, Дорогобуже и Сычевке, однако не делились на цеха из-за малой численности.

Роль Смоленской ремесленной управы как органа самоуправления начала падать в конце XIX столетия. Постепенно размывались профессиональные границы цехов. Например, в состав серебряного цеха вошли сначала часовщики, а затем даже кровельщики и мастера медно-жестяных работ. Окончательно упразднена управа была в 1902 году - с того времени ювелиры стали работать самостоятельно.
Самые свежие новости Смоленска на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь