Аграрный сектор экономики области показывает значительный рост

http://www.gorodnews.ru - Добавил igorek в категорию Бизнес и экономика

Появились новые программы возрождения села: смоленские хозяйства начали выращивать на импорт рапс, в западные районы пригласили белорусских аграриев, которые должны возделывать зарастающие пашни. Подвижки налицо.



Но, как ни странно, специалисты дают крайне неблагоприятные прогнозы развития сельского хозяйства в ближайшее время

Оценка одного из ведущих смоленских специалистов в области экономической географии Юрия Евдокимова - резка, спорна, в чем-то даже провокационна. И при этом - аргументирована и логична. Ученый уверен, что нас спасет "китаезация" русской деревни. Только привлечение гастарбайтеров поможет выжить селу. А если место наших алкоголиков не только на полях, но и в постелях русских женщин займут трудолюбивые, непьющие выходцы с берегов реки Хуанхэ и с полей Маньчжурии, то для экономики это к лучшему.

Исконно русское китайское село

- Сельское хозяйство Смоленщины погибает. И будет погибать! Его спасет только привлечение трудовых ресурсов с других территорий, - с такого неблагоприятного прогноза начал Юрий Евдокимов.

- Как так погибает? А как же программа возрождения льна? - припомнили мы инициативу областных властей в деле реанимации агрокультуры, которая многие века была главным богатством смоленского села. - План возрождения льноводства в нашем регионе пытались претворить в жизнь не только губернаторы Прохоров и Маслов, его, будучи президентом, поддержал и Путин.

- Из года в год производство льна на Смоленщине падает - это объективные показатели, думаю, что и власти хорошо понимают происходящее, - ответил ученый. - Спасение агропромышленного потенциала области вообще - в привлечении дешевых рабочих рук, это аксиома, а вот где взять эти рабочие руки - вопрос второй. И выращивание такой чрезвычайно трудоемкой культуры, как лен, при возделывании которого используется ручной труд, не окупится, если не будет людей, готовых много трудиться за относительно небольшие деньги. В той же Бельгии, где выращивают хороший и качественный лен, используют труд африканцев или выходцев из стран бывшего соцлагеря. Льноводство возродить можно только за счет привлечения китайцев! Но тут появляется вопрос о колонизации деревни выходцами из Поднебесной империи.

- Удивительно... О китайской мирной экспансии на селе много говорят на Дальнем Востоке, но Смоленщина-то отстоит от Поднебесной на тысячи километров.

- Вот почему "китаезация" села у нас затянется на большие сроки. На Дальнем Востоке к этому почти пришли. Подумайте сами: село вымирает по всей России. Куда больше половины населения смоленских деревень - пенсионеры, а трудоспособные мужики сплошь и рядом спиваются. Все закончится тем, что русские женщины будут выходить замуж за работящих китайцев, которые не пьют. Вначале к таким смешанным бракам будут относиться плохо, а потом привыкнут. В Приамурье, к примеру, или Уссурийском крае через это уже прошли. Там люди уже не так косо смотрят на интернациональные пары. Но это прогноз на будущее, а пока возродить производство льна нереально. Рабочих рук нет: на 300 тысяч населения, проживающих в деревнях области, имеется всего 60 тысяч людей трудоспособного возраста.

ВТО и никаких гвоздей!

Вопрос с льноводством становится понятным, если взглянуть на динамику развития сельского хозяйства в целом. С 1940 года посевные площади в области уменьшились с 1500 гектаров до 500. То есть в три раза. И сослаться на Великую Отечественную уже неуместно. Через пять лет после жуткого нашествия мы выращивали урожай на 1100 гектарах. А в 1980 году наш регион, несмотря на все социалистические операции с сельскохозяйственным пациентом, возделывал все те же полторы тысячи гектаров земли. Причина падения одна: экономическая. Она же обусловила и последующие социологические явления: опустевшие деревни.

- Сейчас у нас есть больше тысячи населенных пунктов, где живут два-три старика. Поможет ли этим селам рапс или приглашенные властями белорусские аграрии?

- Печально, но рапс - это всего лишь новомодная тенденция, ведущая к монокультуре и последующему истощению почв, - оценивает Евдокимов. - Рапс - самая северная культура, дающая масло. Причем по продуктивности и технологичности с ним не сравнится тот же подсолнечник, и уж тем более оливки. Правда, он уступает им по качеству. Зато рапсовое масло активно используется в качестве биотоплива, нефть, как известно, стремительно дорожает. Вот только рапс сильно истощает землю. Нужен севооборот и применение удобрений. Вряд ли при нынешнем хищническом капитализме у нас будут этим заниматься. Несколько лет - и выдоенная до предела земля будет никому не нужна. То же и с приглашением белорусских хозяйственников... Есть опасения, что они получат прибыль здесь и сейчас. А потом хоть "трава не расти": земля-то не их. К моменту оскудения настанет время окончательного вступления в ВТО. И наши хозяйства не смогут конкурировать с высокотехнологичным аграрным сектором Западной Европы или с дешевыми продуктами из развивающихся стран.

- Да, к слову... Не случайно против вступления в ВТО выступал губернатор Белгородской области Евгений Савченко: ведь его регион - черноземный и от сельского хозяйства, в отличие от нас, получает ощутимую прибыль.

- У нас разные законы с той же Украиной. При создании единого экономического пространства Украина может стать транзитным государством для дешевой западной продукции. Это задушит наше сельское хозяйство! То же и с вступлением в ВТО. Почему-то на Западе не стесняются вводить ограничения для поставщиков продовольствия из других стран и субсидировать свое сельское хозяйство. А Россия, по их мнению, должна пустить на свой рынок импортные товары безо всяких ограничений. Сельское хозяйство не должно стать заложником вступления России в ВТО", - сказал белгородский губернатор.

Так что вступление в ВТО может стать последним гвоздем в крышку гроба смоленских аграриев. Даже молочное животноводство, которое активно развивается благодаря высокому спросу в столичном регионе, все равно находится в опасности. Доярка в Китае получает за свою работу куда меньше, чем у нас, - соответственно, и цена, пусть и порошкового, молока из Китая (свежее молоко далеко не увезешь - скиснет) куда ниже, чем нашего.

Шумит сурово лес, а где же пашня?

- Приговор окончательный?

- Не окончательный и обжалованию подлежит. Но чтобы уверенно апеллировать к светлому будущему, надо понимать: проблема не только в нехватке рабочих рук. У сельского хозяйства появились серьезные конкуренты. Прежде всего, это отток сил в сферу обслуживания отдыхающих горожан. Ведь тому же предприимчивому фермеру гораздо выгоднее выкопать пруд, запустить туда рыбу и позволять ловить ее приезжим москвичам и смолянам и не заниматься тяжелым крестьянским трудом. Причем у фермера есть перспективы: вначале просто прудик с рыбкой, потом гостевые домики для желающих отдохнуть подольше. У тех же скандинавов в подобной сфере обслуживания занят очень солидный процент от общего числа сельских жителей. Дальнейшая капитализация села приведет к вымиранию многих агропредприятий. Уже сейчас половину продуктов на столы смолян поставляют подсобные хозяйства крестьян и дачи.

- Банально говорить, что каждый год нашему селу не хватает топлива и удобрений, изнашивается техника, а цена тонны зерна меньше, чем стоимость тонны солярки. В той же Италии никаких дотаций государства на растениеводство нет. Вино там тоже дешевле бензина, но хая никто не поднимает. При капитализме все, что невыгодно, отмирает. Неужели сельское хозяйство у нас умрет, или нас будут кормить китайцы?

- Почему же умрет? У нас есть положительные моменты в развитии агропромышленного комплекса. Сельское хозяйство стало ближе к нуждам потребителя. Ассортимент производимых товаров значительно расширился: развивается пчеловодство, разведение тех же гусей, рыбы. Не так плохи дела в молочном животноводстве, в личных хозяйствах крестьян устойчиво растет удойность. Появилось много центров мини-переработки сельхозпродукции: колбасные и молочные цеха, мини-пекарни. Стало выгодно выращивать рожь, из которой получается качественный спирт. Начал появляться класс настоящих хозяев земли. Развитие высокорентабельного сельского хозяйства вполне возможно в восточных районах области, откуда удобно вывозить продукцию в Москву, и вокруг местных центров переработки. Плюс остаются уникальные производства, как, например, в Озерном, где для продажи в столице выращивают осетров и раков. Но будущее сельского хозяйства однозначно: оно станет очаговым, если не привлечь дешевые трудовые ресурсы со стороны. И пусть они будут из Китая, из Индии или Африки - главное, чтобы они были.

Получается, что с китайцами нам и ВТО не страшно. Пока же прогноз один - лес вместо пашен. И не только Смоленщине, но и всем нечерноземным регионам страны придется выбирать. Первое: это платить деньги, поддерживая тысячи вымирающих деревень с несколькими пенсионерами, и цинично ждать их смерти, вместе с возможностью по закону перевести земли сельхозназначения в лесные угодья. А прежние пашни к тому времени уже зарастут. Или второе: населить эти деревни гастарбайтерами. Но их еще нужно как-то привлечь...
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей Смоленска

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь