Рабочие погибли в коллекторе. Подробности громкого дела

https://www.rabochy-put.ru - Добавил Varvara в категорию Общество

Трагический случай на производстве в Сафонове 14 июня 2018 года сгубил двух рабочих, которые с риском для жизни спустились в канализационный коллектор и, задохнувшись ядовитыми испарениями, утонули в колодце. Их товарищ выжил только по счастливой случайности: он уволился в тот страшный день...


Признанные судом виновными, бывшие руководители МУП «Водоканал» своей вины в трагической гибели рабочих так и не признала. Обвиняемые – директор предприятия, главный инженер и мастер участка водопровода и канализации – получили условные сроки.


             «Посмотрите, вот он без страховки идет. Чуть правее наклон – упадет, пропадет!»


Казалось бы, в тот летний день ничто не предвещало беды. Пара молодых слесарей, как обычно, отправились на нелюбимую работу. А как выжить в маленьком провинциальном городке, где каждое рабочее место на вес золота? Даже если приходится, по сути, трудиться золотарями, исправлять неисправности в канализационных коллекторах. Иначе райцентр захлебнется, сами понимаете, чем…


Они не догадывались, что этот день станет последним в их такой короткой и полной надежд на лучшее жизни. И захлебнуться зловонной жижей предстоит им.


Пришли на участок, а тут «птичка в клювике» принесла новость: их коллега увольняется по собственному желанию! На то были веские причины.


Парень поведал следствию о причинах своего опрометчивого поступка, спасшего ему… жизнь.  


«Мы ежедневно подвергались смертельной опасности, - дал показания Евгений Храмцов. – Никаких инструктажей (кроме одного, при приеме на работу), со мной не проводилось. Каждый раз приносили какие-то бумажки, журналы, и я в них расписывался. Инструкция висела в раздевалке.


Средств индивидуальной защиты на предприятии не было. Нам выдавали только спецодежду, зачастую не по размеру, и резиновые сапоги. Касок, масок и противогазов, газоанализатора не было, исключая один резиновый костюм для рыбалки. Весь зашитый! В арсенале - самодельные страховочные веревки, с которых можно было легко соскочить. За время трудоустройства в МУП «Водоканал» я такого оборудования вообще не видел.


В случае, если рабочие предъявляли жалобу на отсутствие защитных средств, им предлагали уволиться. Приходилось выполнять порученную работу под страхом лишения премий и других доплат. В апреле этого года по указанию директора МУП «Водоканал» Егоршина (здесь и далее фамилии изменены, - Авт.) я лично спускался в канализационный коллектор и вел сварочные работы. Без средств защиты».


Храмцов рассказал, что в то утро забрал в конторе трудовую книжку и зашел к ребятам на участок №2.


На вопрос Севы Голицына ответил без обиняков: «Я понял, что продолжать трудиться в таких условиях невозможно. Чего и вам советую. Ребята, увольняйтесь, пока не поздно! Куда сам пойду, не знаю».


Со словами: «Давайте выпьем за надежду на хорошую жизнь», достал из пакета бутылку водки…


Голицын составил компанию этому решительному человеку.


Первая половина дня прошла без происшествий.


После обеда инженер «Водоканала» дал указание запустить канализацию на улице Ленина досрочно. Тогда-то и произошел несчастный случай на производстве. Преступная халатность, которая унесла человеческие жизни.


                           Смертельный спуск


«Каждая строчка инструкции по охране труда, написана кровью».


И это не просто красивая фигура речи, придуманная кем-то от нечего делать. Намозолившие глаза надписи «Не стой под стрелой», «Не влезай – убьет» на электрических щитках, технике и огораживающих стройки заборах нанесены с одной целью – предотвратить чью-то нелепую смерть.


Вспоминает родственник погибшего Севы Голицына, Станислав. Он, как и его брат, тоже работал на предприятии слесарем аварийно-восстановительных работ на участке №2:


«14 июня 2018 года около девяти утра наша бригада поехала на ул. Ленина. Со слов мастера участка Константинова, главным инженером Клюевым ему лично было дано распоряжение о демонтаже кирпичей из-под железобетонного кольца напротив дома №8 по ул. Ленина. Мой коллега, Василий Попов без страховки спустился в колодец, я и Федя Протасов в ведре поднимали грунт и щебенку, которую нам передавал снизу Попов. Закончив работу в 11.30, мы отправились на обед».
После обеда по указанию Клюева бригада слесарей-ремонтников снова приехала на объект.


«Попов, Протасов, мастер участка и мы с братом прибыли к магазину «Чародейка». Там уже стояли директор и главный инженер. Согласно их распоряжению, мастер Константинов дал распоряжение заняться изъятием «кукол» из канализационных колодцев».


Справка «РП»


«Кукла» - самодельное устройство из автомобильной камеры, которую пустой вставляют в колодец, а затем заполняют воздухом и ставят распорку, чтобы туда не поступала канализация.


Начальство отбыло по делам. Ремонтно-восстановительные работы продолжились.


Это был последний раз, когда Станислав видел брата живым.     


«Я остался на месте, а Константинов, мой брат, Федя Протасов и мастер участка №1 ушли к канализационному колодцу на пешеходном переходе в 50 метрах от того коллектора, на котором мы с Васей Поповым производили цементирование, - как на духу, признался следователю Станислав. – Около 15 часов 15 минут я увидел, что в мою сторону бежит водитель и кричит, что ребята задохнулись. Я бросился к колодцу…».


       «Умирая, он царапал стенку колодца…»


Вспоминает водитель ЗИЛ «Бычок», который откачивал канализацию из колодца:


«Голицын спустился вниз и начал стал вынимать «куклу». Снял с обеих распорки и взял металлический диск, который держал камеру. Он пробыл в колодце около 15-20 минут. И когда он полез наверх вместе с грузом в руках (диск весит около 3 кг), вдруг внезапно остановился и замер, хотя до поверхности оставалось совсем чуть-чуть. Ему стали кричать:


- Что с тобой? Тебе плохо?


И увидели, как Сева рухнул на дно, пролетев около четырех метров...


Он лежал внизу и не подавал никаких признаков жизни».


Водитель побежал за страховочными веревками, которые лежали в машине. Когда он вернулся назад, Протасов уже тоже был в колодце без сознания, а колодец заполняла вода: к несчастью, Голицын успел снять заглушки.


Кто-то бросился вызывать МЧС. Рабочие попытались откачать воду из колодца, но что-то попало в шланг…


Приехали спасатели и в специальном снаряжении спустились вниз.


Слесари были мертвы…


…Говорят, Федор Протасов крикнул товарищам, столпившимся у края колодца, что Сева очень тяжелый. Попросил кинуть веревку, чтобы обвязать тело бесчувственного товарища. Веревка полетела в коллектор. Протасов полез наверх - и вдруг тоже потерял сознание…


Брат Севы Голицына упал на колени и увидел, что Федор висит вниз головой на глубине полутора метров, зацепившись ногой за металлическую опору:


«Он царапал левой рукой стенку колодца, пытаясь за нее зацепиться. Я крикнул Протасову, чтобы он ухватил веревку. Но в тот момент он уже ничего не соображал. Брат лежал на дне колодца на левом боку. Я попытался приподнять Федю за ногу, но его тело обмякло, руки безвольно свесились вниз. Помню, стал задыхаться от сероводорода, который шел из коллектора. Ощутил сильное головокружение, слабость в мышцах и сухость во рту. Не помню, кто помог мне выбраться оттуда».


Трагедию в мельчайших деталях запечатлели бесстрастные камеры уличного видеонаблюдения.


Если бы на мужчинах был страховочный пояс - их бы успели вытащить на поверхность. Работая в коллекторе в противогазах, слесари не надышались бы удушающим газом и остались живы. При соблюдении требований охраны труда вероятность несчастного случая была бы незначительной.


Что и было установлено в ходе осмотра места происшествия.


Выдержка из материалов уголовного дела:


«Работы на ул. Ленина выполнялись работниками МУП «Водоканал» без средств индивидуальной и коллективной защиты, газоанализаторов, газосигнализаторов и страховочных поясов».


Голицын не дожил до 31 года. Протасову было 34.


Самое страшное, что причиной смерти слесарей стали вовсе не газы.


Рабочие МУП «Водоканал» утонули…


Из материалов судебно-медицинской экспертизы:


«Причиной смерти Федора Протасова явилась механическая асфиксия от закрытия просвета дыхательных путей водой при утоплении, что подтверждается острым вздутием легких, увеличением массы и объема легких…».


Его напарник Голицын погиб по той же причине. Захлебнулся, находясь в бессознательном состоянии.


          «Даже опытные слесари боялись спускаться в коллектор без защиты…»


Брат погибшего не скрывал: «Сева не хотел этим заниматься. Даже опытные слесари старались избегать спуска в колодец без защитных средств. Потому он и начал возмущаться: «Почему я должен этим заниматься, ведь это не мой участок?»


И услышал в ответ: Эти вопросы будешь задавать инженеру».


В ходе предварительного следствии брат Севы Голицына очень резко отзывался о руководстве:


«Директора и главного инженера могу охарактеризовать только с отрицательной стороны. Они всегда разговаривали с мастерами и рабочими на повышенных тонах, с применением нецензурной брани. Я работаю на предприятии более шести лет, и за это время не видел никаких средств защиты – монтажных поясов, касок, противогазов, страховочных веревок и газоанализаторов. Техника безопасности не соблюдается. Работа должна быть сделана, а каким способом, никого не интересует. Четыре года назад я и сам едва не погиб, устраняя утечку водопровода. Меня засыпало грунтом…».


Мать Севы и Станислава Голицыных трудилась в МУП «Водоканал» вместе с сыновьями. Она знала, как там относятся к рабочим. Сын, устроившийся на предприятие около двух лет назад, рассказывал матери, что залезает в колодцы, рискуя собственной жизнью. Часто сама стояла около колодца, пока сын там работал. Приносила ему воду…


Сева поднимался наверх, пил водичку, дышал свежим воздухом и снова спускался в коллектор. Без противогаза. Другую работу в Сафонове у Севы найти не получалось, вот и приходилось закрывать глаза на смертельный риск. Ей было хорошо известно: никаких инструктажей главный инженер с рабочими не проводил.


Федор Протасов делился с матерью беспределом, который творится в организации. Оказывается, слесари проверяют загазованность в колодце по старинке, народными средствами: открывают люк, ждут минут пятнадцать, и только потом спускаются в колодец.


Среди рабочих были смельчаки, которые наотрез отказывались выполнять опасную работу. Тогда их лишали премии. В результате заработная плата слесаря в размере 18 тыс. рублей снижалась до 8  - 11 тысяч.


Федор был надеждой и опорой своей матери. Они жили вдвоем. Федя – парень работящий, к спиртному относился резко отрицательно. Когда его доставали из колодца, мать и сестра стояли рядом. Видели ВСЕ. Как сердце не разорвалось?!


МУП «Водоканал» оплатил похороны и поминальный обед, оказал семье материальную помощь в размере 100 тыс. рублей. Отцу Федора получил аналогичную выплату. Но разве эти деньги могут вернуть сына назад?..


Станислав Голицын акцентировал внимание следствия еще на одном вопиющем факте:


«Запорные устройства, так называемые «куклы», на извлечение которых отправили моего брата и Федора Протасова, являются самодельными приспособлениями и вообще никакими инструкциями не предусмотрены, Такую работу не могу поручить слесарям АВР (аварийно-восстановительных работ), так как это не входит в их должностные обязанности, требуют обучения и специального допуска. Однако руководство заставляет слесарей спускаться в колодцы под угрозой увольнения и снижения заработной платы в виде лишения премий».


Справка «РП»


Работа слесарей АВР относится к опасным работам только в случае их спуска в канализационный коллектор. При выполнении работ в колодцах главным инженером или мастером составляется соответствующий наряд – допуск, и в случае необходимости выдаются специальные средства защиты.


В свое оправдание на суде Константинов заявил, что указания спускаться в колодец Голицыну и Протасову не давал. Руководителем работ был мастер другого участка. От кого поступило указание запускать канализацию, он не знает…


Мастер участка лукавил. Нашлись свидетели, которые подтвердили: именно директор дал «добро» на запуск канализации главному инженеру, а тот перепоручил задание Константинову.


Было еще одно обстоятельство – звено в длинной цепи производственной халатности.


В крови Голицына судмедэксперты обнаружили этиловый спирт, содержание которого у живых людей соответствует стадии сильного опьянения. Как вообще могли допустить выпившего человека к проведению столь серьезного и ответственного задания? Ответа на этот вопрос нет. «От него не пахло спиртным», и точка!


Суд пришел к окончательному выводу: трагедия произошла потому, что рабочие не были обеспечены средствами индивидуальной и коллективной защиты для работы на опасном производственном объекте, где возможны острые отравления. Подсудимые проявили преступное легкомыслие, осознавая, что их действия (или бездействие) при неблагоприятном стечении обстоятельств могут привести к гибели рабочих.


- 27 ноября 2020 года Сафоновский районный суд признал бывшего директора, главного инженера и мастера участка водопровода и канализации МУП «Водоканал» города Сафоново виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении иных работ, повлекшее по неосторожности смерть двух лиц), – пояснил старший прокурор отдела прокуратуры Смоленской области Владислав Шермаков. – Суд назначил бывшему директору и главному инженеру наказание в виде 4 года и шесть месяцев лишения свободы (условно), мастеру участка водопровода и канализации - 3 года и шесть месяцев лишения свободы (условно). Рассмотрев апелляционное обращение от 8 апреля 2021 года, суд снизил наказание виновным каждому на два месяца. 


Основано на реальных событиях. Имена и фамилии фигурантов уголовного дела по этическим соображениям изменены.


P.S.


В ходе предварительного следствия потерпевшие заявили ходатайства о компенсации морального вреда, причиненного их семьям подсудимыми, однако в возмещении ущерба суд отказал.


Страховые выплаты получила только жена Севы Голицына…


Автор: Анастасия Петракова , Рабочий путь

Самые свежие новости Смоленска в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь