Сын намерен добиваться эксгумации тела отца, которого тайно похоронили в психоневрологическом интернате под Смоленском

https://smolnarod.ru - Добавил Varvara в категорию Общество

В Починковском психоневрологическом интернате похоронили пациента, не оповестив об этом родных. 69-летний Николай Григорьевич Мухин оказался погребенным на местном кладбище. Его сын 8 ноября приехал в учреждение, чтобы попытаться разобраться, когда и почему умер отец.


Напомним, что вопиющий случай произошел в интернате в деревне Бояды. Сын и дочь Николая Григорьевича случайно узнали о смерти отца 6 ноября. Персонал сначала не мог «определиться» с датой смерти: «умер месяц назад, 28 октября, 18 октября». Кроме того, никто не мог назвать причину гибели пациента. На вопрос, почему не оповестили об этом детей и похоронили мужчину без их ведома, ответ был один: документов с контактами родных при приеме больного в учреждение не было.


8 ноября сын Виктор Мухин написал заявление в полицию. Он также сам приехал в интернат. На КПП его встретил охранник, который связался с руководством по телефону. Виктора попросили ожидать. Никто, правда, к нему не вышел.



Настойчивый сын упорно ждал, попросив охрану позвонить снова. Его отправили к другому пункту пропуска, где снова ворота оказались закрытыми, а охраны и вовсе не было.


«У меня в распоряжении оказался сотовый номер одного из начальников интерната. Никто не ожидал, что я сам позвоню и буду настойчиво просить меня впустить, чтобы разобраться в деталях произошедшего. Полагаю, что меня все-таки запустили на территорию благодаря резонансу в прессе», – сказал Smolnarod Виктор.



После разговора с руководством Починковского интерната выяснилось, что причина смерти Николая Григорьевича – застойная сердечная недостаточность.



Умер он 18 октября. Его отвезли в морг при учреждении, а затем ритуальная контора из Смоленска, с которой заключен контракт на оказание данных услуг, похоронила мужчину на местном кладбище. Помимо креста, установлена табличка с фамилией и инициалами. А также похоронный венок.




«То, что отца похоронили просто «под номером», оказалось неправдой. Хотя об этом мне сказали по телефону. Если абстрагироваться от произошедшего, то кладбище ухоженное. Но от этого мне с сестрой нелегче. Мы не попрощались с отцом, его место не здесь! А в Десногорске – он должен быть похоронен рядом с матерью. Поэтому я намерен добиваться эксгумации», – говорит Виктор.



Руководство интерната принесло соболезнование Виктору и предложило показать могилу отца. Они сами сопроводили его к месту.



«Мы выполнили всё, как положено в данной ситуации», – отметили сотрудники интерната.



Но главный вопрос – почему о смерти не оповестили родных и кто в этом виноват – остается открытым.


8 ноября для разговора с Виктором вызвали сотрудницу, которая принимала Николая Григорьевича – после направления из Рославльской ЦРБ. В тот день помимо него были доставлены еще два пациента.


«Две женщины – медики – для госпитализации в Починковский интернат привезли троих пациентов. Они и передавали документы из психоневрологического отделения Рославля. Почему-то именно тогда выяснилось, что у моего отца якобы нет родственников и контактов для связи. Но как так? Я после произошедшего звонил заведующему рославльского отделения. Он хорошо знает меня, он уверял, что все нужные бумаги и контакты передавал при переводе», – отметил Виктор.


Заведующий отделением из Рославльской ЦРБ вчера отказался от «очной ставки» по телефону с руководством Починковского интерната. Сыну Николая Григорьевича он сказал, что не считает нужным вести такие разговоры, а потом добавил: «Может, и забыл передать (контакты родных – прим. ред.)».



«Что это? Человеческий фактор, из-за которого пациента, имеющего родных и близких, похоронили как бездомного? Кто нам теперь за это всё ответит? Как нам достойно перезахоронить отца? Почему мне не вернули его паспорт? Тем более, есть еще один важный момент. В паспорте должны были быть указаны в графе «дети» – мы с сестрой. У отца есть прописка, согласно которой он проживает в Десногорске в квартире. Почему сотрудники интерната не могли обратить внимание на эти детали? И хотя бы просто позвонить, например, в Рославльскую ЦРБ и уточнить, может, все-таки есть родные у этого пациента? Сначала мне сказали, что паспорт можно забрать в загсе. Затем во вчерашнем разговоре с руководством интерната выяснилось, что якобы документы туда не передали. У меня остается масса вопросов. Кроме того, в отделении пенсионного фонда выяснилось, что отец до сих пор живой. То есть у них в базе он числится живым спустя три недели после смерти. Я хочу, чтобы виновные понесли наказание», – заключил сын.


Источник, фото: Смоленская народная газета


Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей Смоленска

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь