Событие года

http://www.smolensk-i.ru - Добавил alla в категорию Политика

Вообще-то, в этом последнем в уходящем году номере мы собирались по сложившейся уже традиции подвести итоги и высказать собственное мнение на предмет основных общественно-политических событий последних 12-ти месяцев. Но случившееся на первом заседании свежеизбранной Думы 4-го созыва по масштабу и возможным последствиям разом затмило все остальное. Отставка Виктора Маслова и последовавшее вскоре назначение Сергея Антуфьева (формально в должности губернатора он будет утвержден в день выхода этого номера в свет, но сомнений в исходе думского голосования, сами понимаете, не может быть никаких) - для кого-то сенсационное, для кого-то давно ожидаемое, но в любом случае очевидно главное событие 2007-го. Поэтому наши сегодняшние комментарии исключительно об этом.



Уход «по собственному»?

Выступая перед депутатами облдумы, Виктор Маслов заявил, что решение покинуть пост губернатора явилось с его стороны осознанным шагом, и было принято им самостоятельно. Честно говоря, в эту версию при всем желании поверить сложно. Не тот человек Виктор Николаевич, чтобы так вот вдруг принять решение променять ответственный пост на спокойную жизнь в сенаторском кресле. Кроме того, можно сказать, незадолго до ухода ему удалось, наконец, вывести на старт реализации проект, который он пробивал на федеральном уровне не один год - строительство таможенных терминалов на территории региона. Было и много других проектов, которые в суммарном итоге работали на рейтинг достижений «эпохи Маслова». Словом, совсем не тот случай, когда вдруг созревает желание уйти. Очевидно, что решение об уходе Виктора Маслова принималось «наверху». Теперь главный вопрос: почему оно было принято? Поскольку прямой ответ из первых уст получить вряд ли возможно (вариант «в связи с переходом на другое место работы» нас точно не устраивает), остановимся на возможных версиях.



Версия первая: смоленский провал «Единой России» на выборах

Казалось бы, это лежит на поверхности. Губернаторы отвечали за итоги выборов - безусловно. Маслов возглавлял штаб единороссов - да. Ответить должен. Но если бы основная причина смены смоленского губернатора состояла только в малом проценте голосов смолян, отданных за ЕР, был бы как минимум еще один «крайний» - руководитель регионального отделения «Единой России» Сергей Антуфьев. Кстати, именно Сергей Антуфьев возглавлял список единороссов на выборах в Государственную Думу. Однако «вопреки всякой логике» (если логику искать в ответственности за провал выборов) Сергей Владимирович вместо того, чтобы «ответить», был предложен президентом на пост первого лица региона.

Так что «провал», вероятно, стал лишь формальным поводом к уже созревшему «в центре» решению о необходимости смены власти в регионе. То есть Маслову результат Смоленщины в рамках избирательного «соцсоревнования» видимо «предъявили». А против «простой арифметики» не попрешь. Но сделали это по причинам, если и имеющим отношение к «Единой России», то весьма опосредованно.



Версия вторая: акт дисциплинарного устрашения

Такие предположения, с легкой руки малоизвестных политологов, сразу же появились в Интернете. Отставки смоленского и ярославского губернаторов – наглядная демонстрация всему губернаторскому корпусу накануне президентских выборов, мол, так будет с каждым, кто не возьмет назначенную процентную планку. Но на наш взгляд, версия весьма сомнительна.

Хотя бы потому, что у Лисицына (экс-губернатора Ярославской области) для произошедшей отставки свои причины. И, насколько известно, принципиальное решение о его отставке было принято задолго до начала нынешней избирательной кампании. Одним из дисквалифицирующих пороков Лисицына назывался «ельцинский призыв». История же с Масловым выглядит совсем по-другому. Во-первых, в отличие от своего ярославского коллеги, смоленский губернатор в 2005 году заручился доверием президента. Во-вторых, все время пребывания на своем посту он воспринимался именно как «путинский призывник», представитель «силового крыла». А уж домыслы о том, что Виктор Николаевич стал жертвой закулисной борьбы силовиков и либералов (выдвижение Медведева на пост президента некоторые связывают как раз с целенаправленным ослаблением влияния «силовиков»), рассматривать всерьез тем более странно.



Версия третья: слабые экономические показатели региона

«За время губернаторства Маслова Смоленщина скатилась в рейтинге экономических показателей в самый хвост...». Это старая песня, которую отдельные недоброжелатели Виктора Маслова не уставали исполнять много лет к ряду. Что касается надежд на экономический прорыв, который якобы возможен в нашем депрессивном регионе – это пустое. Дело тут вовсе не в губернаторе (кто еще подобные надежды лелеет, может избавиться от этого заблуждения, пообщавшись со специалистами). Кроме того итоговая статистика, иллюстрирующая «эпоху Маслова», выглядит вовсе не так удручающе, как ее кое-кто пытается представить. Для примера - сухие факты, приведенные газетой «Коммерсант», ранее не замеченной особым расположением к смоленским властям:

«Виктор Маслов вступил в должность губернатора Смоленской области 7 июня 2002 года и возглавлял регион 1986 дней.

За время его правления естественная убыль населения упала на 15,5%. Рождаемость повысилась с 8,6 тыс. человек в 2002 году до 8,8 тыс. в 2006 году. За этот же период смертность сократилась с 22,7 тыс. человек до 20,8 тыс. человек.

Некоторых успехов губернатору удалось добиться в социальной сфере. Среднемесячная зарплата в 2002-2006 годах увеличилась с 3 тыс. 323 руб. до 7 тыс. 474 руб. (59-е место). Безработица сократилась на 27,6%: в июне 2002 года в области было 4,7 тыс. безработных, к сентябрю 2007 года их осталось 3,4 тыс.

Почти в два раза вырос валовый региональный продукт - с 42,2 млрд руб. в 2002 году до 83 млрд руб. в 2006 году. На 33,6% возрос объем инвестиций в основной капитал: в 2002 году - 9,7 млрд руб., в 2006-м - 14,6 млрд руб. Увеличились темпы жилищного строительства: в 2002 году введено в эксплуатацию 195,6 тыс. кв. м жилой площади., в 2006 году — 297,2 тыс».



Версия четвертая: излишняя самостоятельность

Даже самые отъявленные критики Виктора Маслова, обвинявшие его чуть ли не во всех смертных грехах, никогда не говорили, что он действует по чьей-то указке, выполняет чью-то волю или заказ. То есть, самостоятельность Маслова никогда и никем под сомнение не ставилась. Другой вопрос, насколько эта самая самостоятельность устраивала федеральных чиновников. Нет, не VIP-персон ранга Георгия Полтавченко, а многочисленных замов, помов и т.п.? Ведь позиция губернатора в том или ином вопросе зачастую затрагивает не только политические, но и самые что ни на есть экономические (если не сказать корыстные) интересы самых разных, в том числе, и весьма влиятельных структур. Так что, не исключено, что на определенном этапе кто-то решил, что проще снять, чем договориться. И этот «кто-то» такую возможность имел.



Версия пятая: потеря контроля

В одном из номеров «Говорит Смоленск» мы уже отмечали, что на прочность позиций того или иного губернатора в созданной вертикали власти перестали оказывать существенное влияние такие понятия, как уровень безработицы, рейтинг доверия населения, экономические показатели и т.д., и т.п. На первый план вышел совсем иной показатель - способность жестко контролировать ситуацию в доверенной вотчине. Никакие ссылки на законодательство, на разделение зон ответственности (федеральной, региональной, муниципальной) власти не прокатят.

Поэтому, не исключено, что немалую лепту в ослабление позиций экс-губернатора внесли взаимоотношения с областном центром, точнее, с его руководством. При появлении очередных проблем, претензий и жалоб в адрес городских властей Виктор Николаевич, как правило, подчеркивал, что существует разделение полномочий, и областная власть не вправе диктовать городу правила игры. Это, возможно, было воспринято центром как слабость и потеря контроля над ситуацией (что собственно и продемонстрировали результаты декабрьских выборов, когда разница голосов за ЕР между районами области и городом Смоленском составила 17%).



Версия шестая: аппаратная интрига

Сегодня в кулуарах, правда все больше шепотом, распространяется информация, что дни губернаторства Маслова были сочтены уже давно. А именно в тот момент, когда Сергей Антуфьев сменил на посту лидера региональной организации «Единой России» Юрия Ребрика. То есть, принципиальное кадровое решение принималось значительно раньше фактического. В этой связи утверждается, что для Антуфьева, якобы, был интересен отнюдь не высокий результат думских выборов. Потому что он (результат) и должен был послужить той самой последней формальной каплей для отставки Маслова. Поверить в эту версию мешает вроде бы и не практическое, но, на наш взгляд, чрезвычайно важное обстоятельство. А именно, человеческие качества нового губернатора, что называется, проверенные временем. Среди которых порядочность далеко не на последнем месте. Так что версия эта запущена в оборот, мягко говоря, недоброжелателями Сергея Владимировича.



Понятно, что мы попытались проанализировать лишь то, что лежит (или плавает?) на поверхности. Истинная причина (причины?) смены на смоленском капитанском мостике так, скорее всего, и останутся скрыты глубоко под ковром большой российской политики.



СВЕТЛАНА САВЕНОК, МАКСИМ КУЗЬМИН
Самые свежие новости Смоленска на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь