Подходы к концепции развития Смоленской области

http://www.smolensk-i.ru - Добавил plaster в категорию Общество

Появление в минувшем году стратегии социально-экономического развития Смоленской области до 2015 года, представленной питерским центром стратегических разработок «Северо-Запад» - пожалуй, единственная за последние пять лет попытка не просто предложить пару-тройку сценариев будущего Смоленщины, но и обсудить их. С привлечением, как принято говорить, широких слоев общественности. Если данный пример окажется заразителен, если новоиспеченные исполнительная и законодательная власти региона проявят заинтересованность в подобных измышлениях, возможно, уже в этом году мы услышим свежие идеи на предмет будущего Смоленщины. Какой она будет, например, в 2020-м году?

«Предугадать и даже на научной основе предсказать будущее Смоленска и тесно связанной с ним области либо очень сложно, либо невозможно. Но сформулировать стратегию – более чем реально», - убежден кандидат географических наук Александр Скалон*, занимающийся вопросами регионального развития более трех десятилетий.



- Александр Васильевич, в своей работе «Подходы к концепции развития Смоленской области» Вы говорите о том, что сложившаяся практика экономического анализа и планирования по укрупненным показателям (система «затраты-выпуск», программный подход и различные формы бюджетирования) не дает ответа на вопрос «в чем коренятся проблемы региона». Как же понять: в чем коренятся проблемы Смоленского региона, и каковы, собственно, эти проблемы?

- Проблемы Смоленской земли уходят корнями во времена царя Алексея Тишайшего, а быть может и еще глубже. Исторически эта территория всегда воспринималась как форпост, как некая защитная линия. Отсюда и героическая слава Смоленска, и его беды.

Какие из путей предложить Смоленской области для применения своих возможностей, кроме исторически традиционного оборонительного рубежа? Думаю, уже только по положению мы можем представить область как чрезвычайно перспективную для развития. С одной лишь оговоркой: перспективна она будет лишь тогда, когда мы прекратим сами себе подрезать возможности для этого развития. Чем, к сожалению, занимаемся регулярно.

Итак, взглянем на Смоленскую землю как на территорию с определенными ограничениями, характерными свойствами, направленностью и даже собственной идеологией. Что нам помогает?

В физико-географическом отношении Смоленская область – чрезвычайна важная для всей Европы территория, поскольку здесь находятся истоки двух величайших рек Европы: Днепра и Волги, а также часть бассейна Западной Двины. Эколого- и агроклиматический потенциал Смоленска и области весьма благоприятен, но налагает ряд эколого-экономических ограничений. Поэтому если мы подойдем к развитию области абы как, отдав предпочтение выгодным в краткосрочном периоде, но опасным стратегически «пожирателям» среды – загрязняющим производствам, то нанесем ущерб не только себе, но подкомандным нам территориям бассейнов.

Вытекающие отсюда эколого-экономические ограничения очень существенны. С этой позиции стратегия, предлагаемая центром «Северо-Запад», не выдерживает никакой критики. В этом документе в качестве приоритетов развития предлагается металлургия, нефтехимия, одним словом - типичный реинжиниринг старопромышленного региона.

Но дело не только в эколого-экономических ограничениях. Дело в том, что Смоленской области предстоит решительный шаг в качественно новую экономику. Вступать в будущее, ориентируясь на прошлое – порочно. Нельзя строить промышленный потенциал, ностальгируя по 1985-му году. Те времена миновали. Впереди – качественный скачок, и темпы преобразований задаются не нами, а общемировыми процессами. И мы должны их и предвидеть, и обгонять.

Мир вступил в новую, когнитивную экономику. Экономику, основанную на знаниях. Когнитивная экономика все меньше связывается с пространственным положением вовлеченных в нее фирм или предприятий, но во все большей мере тяготеет к кластерам, в центре которых формируется новое знание: высшая школа, связанные с ней крупные лабораторные и технологические центры (использующие фундаментальные достижения ученых), и, разумеется, предприятия, превращающие научные разработки в современные товары. Здесь все зависит от инициативы и талантов людей.

Следующий очень существенный фактор, который можно превратить в преимущество – транспортное положение Смоленской области, имеющее стратегическое значение для всей России. Но транзитность - одновременно и ограничение. Да, мы можем превратиться в мощный транзитный узел, создать мультимодальную транспортную систему. Но такая логика неизбежно приведет к ограничению, потому что все остальное будет привязываться к транзиту, делая нашу экономику заложницей экономик других стран. Следовательно, рассматривая геостратегическое положение Смоленска, необходимо искать иную логику, чтобы выйти из описанного ограничения. Какую? Область является естественным посредником между Европой и практически всей Россией. Здесь сходятся не просто транспортные узлы, но и человеческие потоки. Четырехчасовая доступность Москвы довольно скоро превратится в полуторачасовую. В связи с этим область может трансформироваться в довольно интересное для жизни, и для инвестиций, место. Но кому будет комфортно здесь жить? Людям, имеющим достаточно высокооплачиваемую работу в сфере, связанной с информацией. Почему бы не поставить перед собой задачу стать привлекательной для них территорией?

Ну и, наконец, очень серьезное ограничение связано с системой управления в России, то есть с бюрократией. И до тех пор, пока мы не решим эту проблему, инвестиции будут убегать от нас, ровно так же, как деньги убегают от ленивых и недалеких людей. Для бизнеса бюрократия выливается в дополнительные издержки, которые зачастую выталкивают этот бизнес (тем более – начинающий, неокрепший) с игрового предпринимательского поля. По результатам опросов представителей малого бизнеса, проведенных на территории Смоленской области, более трети респондентов говорят, что больше всего им мешают излишние формальности, повышающие издержки, увеличивающие риски, не дающие возможности развернуться.

Вот и получается, что стратегия развития Смоленской области должна быть не устанавливающей, а поощряющей, не организующей, а поддерживающей – предоставляющей людям возможности для продуктивной деятельности. Только при таком сценарии мы увидим расцвет земли смоленской. Однако для реализации такой стратегии нужны институциональные решения, в частности: снижение давления на бизнес, уменьшение количества контролирующих организаций, отмена сертификации. Зачем, скажите, сертифицировать творог, тратя на это сумасшедшие суммы, если на рынке есть санитарная инспекция, которая проверяет качество этого творога?

Нам нужна система, поддерживающая конкурентность экономики: собственностью надо пользоваться, а не спать на ней.

- Вы пишете, что российские регионы в стратегическом планировании столкнулись с непреодолимыми проблемами. Какими именно?

- Одна из главных проблем заключается в том, что мы пытаемся запланировать деятельность каждого элемента системы, что совершенно излишне. Стратегическое планирование заключается не в том, чтобы запланировать все возможные действия, заставив всех маршировать в светлое будущее. Это прежде всего создание таких институциональных условий, при которых каждый мог бы применить свои силы наилучшим образом. Ну и конечно предупреждение криминальных действий.

- Кто же на Ваш взгляд должен заниматься подобными разработками?

- Стратегию должен разрабатывать тот, кто владеет, тот, кто реально отвечает за предприятие, за территорию, за хозяйство. Стратегия - это прерогатива собственника. Никто другой не может принять решение за собственника. Никто ведь не может решить за Вас, когда Вам заводить детей, когда жениться, а когда разводиться. А ведь это и есть самая глубокая стратегия человеческой жизни. Если же кто-то берется решать эти вопросы, Вы - раб чужой воли.

- Но владельцы приходят и уходят. Каждый последующий имеет собственное видение светлого будущего.

- Именно в этом и состоит смысл экономической деятельности: каждый считает, что он лучше других знает, что делать. А мы с вами, как потребители, определяем, кто в действительности лучше.

- Какой же тогда толк в стратегическом планировании?

- Если Вы не знаете, что будет с Вами завтра, то никакого. Не надо стратегического планирования.

- А что надо?

- Надо понимать, где Вы находитесь, и употреблять собственные силы для создания условий развития. Мне, к примеру, незачем знать, есть ли в Смоленской земле цинк или железо. Но зато я знаю, что добывать их здесь нельзя, поскольку я опять-таки знаю, что эколого-экономическое значение наших земель, их болот и лесов важнее любого цинка или железа. И региональным законом я предупреждаю такое негативное развитие событий, накладывая экологические ограничения на добывающие производства.

Или, допустим, много говорится о роли туризма. Но условия для его развития не созданы. И, сколько ни говори, любой европейский турист, отпробовав нашего «сервиса», больше не вернется сюда никогда.

- Условия для развития чего необходимо создавать в Смоленской области?

- Прежде всего - для развития детей. Архиважно развивать не только образовательную, но и культурную сферу. К великому сожалению, у нас сегодня дети не умеют ни читать, ни писать, ни задавать вопросы, ни думать. Это беда. Необходима реформа средней школы, из которой выходили бы дети, способные рассуждать. Более того, нам нужно, чтобы эти дети от нас не уезжали, или же, уехав, вернулись. Для этого также следует создавать условия. Вы наверняка слышали про Стэнфордский промышленный парк, созданный на землях одноименного университета. В конце 19-го века один очень богатый человек в память о своем безвременно погибшем маленьком сыне основал фонд, открыл университет, при котором был создан индустриальный городок. Сотрудникам университета в безналоговом режиме было разрешено проводить научные изыски на территории этого городка. Сегодня сия территория – самое плотное средоточие интеллекта в мире, Кремниевая долина. В научно-техническом плане Стэнфордский университет создал половину двадцатого века.

Кто мешает создать льготные условия для применения молодыми людьми своих сил в Смоленске? Если мы желаем поддержать вузы города, то почему не можем передать им в вечную собственность достаточные земли и в Смоленске, и за его границами, на которых они получат право развивать свои идеи и разработки? Разве это не станет мощной финансовой поддержкой вузов, не требующей ни копейки из бюджета? Разве это не станет нашим капиталовложением в самое главное - в наших детей? Высшая школа должна ответить на такую политику резким повышением качества обучения, требовательности к студентам и оснащенности учебного процесса.

Рядом со Смоленском находятся пустые территории, которые можно отдать университетам навечно. Запретите их продажу, если надо - запретите устраивать там публичные дома и игорные заведения; введите, если хочется, контроль со стороны попечительских советов из лучших граждан города, а уж высшая школа сама найдет этим землям лучшее применение.

Повторюсь еще раз: стратегическое планирование должно предполагать не конкретную деятельность, но институты, условия, обдуманные перспективы. В каких категориях они обдумываются? Прежде всего, в категориях человеческого капитала, важнее которого ничего нет.

- То есть, Вы полагаете более целесообразным инвестировать, к примеру, не в дома, но в интеллект?

- Конечно. Инвестировать в дома – удел тех, кто в этих домах хочет жить. Особенность знаний заключается в том, что они не подвержены инфляции. И чем больше вы вложите в интеллект, тем больше получите. Более того, интеллект обладает специфическим свойством: им можно делиться без потерь, в отличие от денежных ассигнаций.

- И срок окупаемости инвестиций в интеллект...

- ...Мгновенный. Если человек не знает, как играть на бирже, он вкладывает свои деньги в банк, который платит ему девять процентов годовых при инфляции в двенадцать процентов. Но как только вы обучите его игре с ценными бумагами, он начнет получать 20-25 процентов годовых. Мгновенно.

- Инвестиции в интеллект предполагают привлекательность последнего. Достаточен ли сегодня научный потенциал ученого сообщества Смоленской области для принятия таких капиталовложений?

- Он никогда не будет достаточен, если вы ничего не будете делать. Он недостаточен, и всегда будет оставаться таковым. Но это абсолютно не критично. Ума никогда не хватает. Мы имеем дело с системами, которые намного превосходят наши возможности познать их. Но мы выясняем принципы, по которым они работают, и можем этими системами пользоваться и даже управлять. Такие знания - принадлежность ученых, специалистов. Мы постоянно набираем и систематизируем знания, обучая им новых людей - мы помещаем их в людей. В процессе гонки за новым знанием появляются новые специалисты и для их реализации нужно соответствующее поле деятельности. Если они появляются там, где полученные знания невозможно применить, они уезжают. Но зачем же нам растить сильный научный потенциал, которому здесь нечего делать?

Сегодня мы теряем людей. Теряем опытных взрослых и молодых, работоспособных и активных, самых образованных и подвижных. Мы стали донором развития Москвы, Петербурга, нижнего Новгорода, Денвера и Торонто... Можно ссылаться на притягательные факторы столичного мегаполиса, можно объяснять все глобализацией и урбанизацией, сметающей дисперсное население в крупные агломерации, можно корить предпринимателей за сверхнизкие цены на труд – и все будет правильно. Непонятно только одно: где внятная региональная и городская политика создания объективных преимуществ и перспектив для молодых людей, желающих жить и работать в Смоленске, в Демидове, в Ельне?

- Александр Васильевич, реальное положение вещей настолько не соотносится с Вашими предложениями, что наш разговор приобретает сугубо теоретический характер, превращаясь своего рода в демагогию.

- Нет, как раз все очень практично. В существующей ситуации у Смоленской области существуют очень хорошие шансы, которые можно использовать при наличии двух составляющих. Первая – политическая воля. Наличие людей, которые понимают, что, просто имея большие деньги, не разбогатеешь. Разбогатеть можно, только управляя ими. Эти люди должны осознать, что конкурентная среда увеличивает их шансы выжить, а не уменьшает. Звучит парадоксально, но это факт. Один из руководителей фирмы Intel как-то сказал: «Мы глубоко благодарны нашим конкурентам, которые все время гнали нас вперед».

Вторая составляющая - институты, которые поддерживают конкурентную среду в экономике Смоленской области.

- Многие из проблем, озвученных Вами, присущи России в целом и носят системный характер. Вместе с тем, могли бы Вы выделить определенные позитивные тенденции, происходящие в стране?

- На мой взгляд, сегодня в России происходит несколько позитивных явлений. Одно из них – появление национальной буржуазии, людей, способных принимать ответственные экономические решения и зарабатывать деньги вместо цирроза печени. Другое – формирование более или менее общего понимания того, что сырьевое направление развития для России катастрофично. Впрочем, хотя понимание в обществе и появилось, но на внешней политике оно пока не отразилось. Третье позитивное явление – тенденция к укреплению рубля. Нашим экономистам еще бы придти к осознанию того, что в бюджет, в экономику нельзя вкачивать «пустые» деньги, чтобы рубль не болтался ниже своего ресурсного наполнения, а цена труда соответствовала его производительности. Четвертое – экономика начала выбрасывать из себя неэффективные предприятия. Нам бы еще заполучить толковые законы о банкротстве и борьбе с коррупцией, реформировать МВД, завести региональную полицию и по-настоящему свободную прессу. Как только все это случится, в России начнут складываться фундаментальные условия, прежде всего - институционального характера для интенсивного развития в направлении когнитивной экономики.



*доцент кафедры экономической географии и региональной политики СГУ



ЕВГЕНИЙ ВАНИФАТОВ
Самые свежие новости Смоленска в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь