Сергей Антуфьев: «Ситуацию надо менять кардинально, и мы это сделаем»

http://www.smolensk-i.ru - Добавил plaster в категорию Политика

Он оказался в обойме смоленских политиков еще в то время, когда слова «комсомол» и «партия» произносились без оттенков пренебрежения, а соответствующие структуры имели реальное влияние на жизнь граждан нашей большой тогда страны. Его опыт, личные и профессиональные качества нашли применение и в совершенно новых условиях, когда страна стала совсем другой (да и размером поменьше), а партийно-комсомольские акции вовсе обесценились. Словом, Сергей Антуфьев в особом представлении не нуждается – все его прежние должности в органах власти подразумевали публичность. Поэтому в первом интервью с новым губернатором вместо разговоров на общие темы и вообще «за жизнь», мы решили затронуть исключительно рабочие вопросы.



Объективная необходимость

- Сергей Владимирович, первые шаги новой команды в части принятия ряда социально значимых законов стали не только решительными, но и стремительными. Скажите, эта срочная социальная корректировка – пожелание президента во время общения с Вами или для Вас необходимость этих шагов давно «лежала на поверхности»?

- Поддержка малоимущих граждан и работников бюджетной сферы, установление региональной доплаты к материнскому капиталу – объективная необходимость, это для меня было совершенно очевидно. Тем более эти меры важны для региона, имеющего столь неблагополучную демографическую ситуацию. Ведь Смоленская область давно занимает по этой позиции одно из последних мест не только в ЦФО, но и в России. Поэтому я посчитал, что новая администрация просто обязана начать свою работу именно с этих шагов. Иначе теряется весь смысл в умных рассуждениях о перспективах развития региона, о реализации экономического потенциала, об инвестициях... Для кого все это, если у нас убыль населения по-прежнему будет превышать рождаемость? Ради кого тогда вообще мы занимаемся стратегией развития области, если человеческий фактор отодвинут на второй план?

- Неужели Вы, в самом деле, верите, что смоленскую демографическую яму можно хотя бы «присыпать»?

- Конечно, то, что мы предлагаем сегодня, наверное, не панацея. Но я убежден, люди должны знать: власть не только знает о проблеме и понимает, что ее надо решать, а власть предпринимает конкретные шаги, чтобы исправить ситуацию. Я считаю, даже в психологическом плане важен уже сам факт, что власть решила стимулировать рождаемость. И не какой-то символической доплатой, а суммой, вполне сопоставимой с федеральным материнским капиталом.

- Инициативы новой администрации в социальном блоке потребуют немалых затрат, не запланированных в бюджете (около 740 миллионов рублей). Где деньги возьмете?

- Что касается материнского капитала - эта нагрузка распределится на бюджеты нескольких лет. Тем не менее, дополнительная финансовая нагрузка действительно получается серьезная. Поэтому, идя на принятие этих социальных законов, мы отдавали себе отчет в том, что потребуется изыскивать дополнительные резервы, мы все просчитывали. И, как мне представляется, резервы есть. Считаю, что у доходной части бюджета имеются вполне реальные перспективы роста. Безусловно, это потребует другого уровня ответственности как в части экономического развития региона, так и в части налогового администрирования. Сегодня мы почему-то выражаем озабоченность, что потребуется изыскать дополнительно более 700 миллионов рублей, но стыдливо молчим о том, что по имеющимся оценкам, недоимка по платежам в бюджеты всех уровней составляет 1,5 миллиарда рублей! Здесь есть над чем поработать. Кроме того, те обязательства, которые сегодня мы на себя взяли, будут подстегивать и нашу работу с инвесторами. Теперь в деятельности администрации появился хороший стимул к активизации.

- Вы сказали о недоимке в 1,5 миллиарда рублей. Кто-то конкретно отвечает за это?

- Я думаю, авторство этого показателя объединено в трех позициях: это и работа налоговой службы, и отсутствие жесткого надзора со стороны прокуратуры, и работа судебных приставов. Когда нет публичности в процессе налогового администрирования, физические и юридические лица не ощущают никакой вины за уклонение от уплаты налогов. Я это говорю, потому что случаи, когда предприниматель или руководитель фирмы понес бы за это ответственность, неизвестны. Согласен, можно говорить о каких-то сложных обстоятельствах для того или иного предприятия, но когда недоимка составляет 10% от доходной части бюджета – это уже тревожный факт. Это говорит об ослаблении налоговой дисциплины. Поэтому ситуацию надо менять кардинально, и мы это сделаем. Вселяет надежду, что руководство областной налоговой инспекции продемонстрировало полную готовность включиться в эту работу вместе с администрацией и со всеми заинтересованными службами.



Партнерство бизнеса и власти

- Сергей Владимирович, региональный уровень МРОТ превысил федеральный на 300 рублей. Администрацией, профсоюзами и объединением работодателей было подписано трехстороннее соглашение, установившее региональный минимум зарплаты – 2600 рублей. Понятно желание администрации увеличить минимальную зарплату, понятно одобрение профсоюзов. А работодатели как отнеслись к этой идее? Ведь для них это выльется в повышение затрат, сложно представить, что они сразу обрадовались таким перспективам.

- На самом деле, работодатели брали определенную паузу, прежде чем пойти на подписание этого соглашения. И это совершенно нормально. Но мы не сомневались, что наша инициатива в конечном итоге у них найдет понимание. Любой ответственный работодатель осознает, что минимальный размер оплаты труда не может быть ниже прожиточного минимума. Вот мы сегодня радуемся, что нашей трехсторонней комиссии удалось прийти к соглашению и увеличить региональный МРОТ, сделав его выше федерального на 300 рублей. Но я думаю, мы могли бы говорить о каком-то реальном достижении, о предмете для гордости, если бы мы пришли к соглашению, что в Смоленской области минимальный размер зарплаты не может быть ниже 4020 рублей – как раз той величины, которая и является сегодня прожиточным минимумом. Полагаю, задача власти – стремиться именно к такому варианту. И мы намерены идти в этом направлении, хотя расстояние достаточно серьезное - предстоит преодолеть еще 1400 рублей. Поэтому, подписанное соглашение – увеличение минимальной зарплаты на 300 рублей – лишь первый шажок. Для этого, безусловно, нам надо развивать социальное партнерство между бизнесом и властью. Я считаю, мы должны активнее работать с бизнесом. И основой для этой работы должно стать взаимное доверие друг к другу. Необходимо, чтобы власть была готова услышать проблемы бизнеса, а бизнес в свою очередь проявил готовность понимать задачи, стоящие перед властью. В первую очередь – социальные.

- Что Вы имели в виду, говоря о необходимости активизировать работу с инвесторами? Имеющегося пакета законов и мер административного характера в плане повышения инвестиционной привлекательности региона недостаточно?

- Я считаю, что одной из причин медленного вхождения инвесторов в Смоленскую область была определенная «закрытость» власти. Считаю, что в первую очередь нам предстоит перестроить работу администрации в плане большей степени доступности для инвесторов. Поэтому сейчас мы ведем речь о создании инвестиционного центра, в котором будет проходить первая экспертиза инвестиционных проектов. И этот центр должен быть выведен за пределы коридоров власти, чтобы люди не ожидали приема у чиновника, не искали его.



Единое понимание игры

- Еще один важнейший вопрос – межбюджетные отношения. Есть ряд районов, бюджеты которых предполагают единственный вариант партнерства с областью – путем вливания в них дотаций и субвенций на любые инициативы, любые проекты, касающиеся этих районов. В чем причина этой безвылазной дотационности – неэффективная власть на районном уровне или, как говорится, «судьба такая» - эти районы поднять вообще невозможно при любой власти?

- Я считаю, что понятие «судьба такая» обусловлено отсутствием системы, как в работе самих глав, так и в их взаимодействии с областной властью. Мне могут возразить: как же не было системы – внедрили ведь казначейское исполнение бюджета на региональном уровне, вывели муниципальные образования на определенные критерии работы. Но тогда у меня возникает вопрос: может то, что было сделано, большей частью осталось на бумаге, свелось лишь к разработке регламентирующих документов, но так и не было реализовано на практике? Я объясню, почему у меня сложилось такое впечатление: к примеру, я не нашел следов заседания администрации Смоленской области, где бы протокольно анализировалась работа по внедрению новых методов управления и межбюджетного взаимодействия. Я не нашел следов аналитических выводов по результатам делегирования полномочий на уровень муниципалитетов. Ведь чтобы все это понять, необходим публичный обмен мнениями на заседаниях администрации, анализ и коллегиально выработанное решение, записанное в протоколе. С конкретным наполнением, сроками исполнения и лицами, отвечающими за реализацию принятых решений.

- Новая команда продемонстрировала коллегиальный стиль работы, который к тому же стал и публичным (имеется в виду, что прессе была предоставлена возможность следить за ходом заседания). Скажите, а каким принципом Вы руководствовались при подборе команды?

- Для меня, как руководителя, при подборе команды помимо профессиональных качеств человека очень важно еще одно условие: должно совпадать его видение решения задач, стоящих перед властью, с моим видением. Любители футбола знают: собрать сильных игроков, еще не значит - создать сильную команду. Бывает, что команда с вроде бы «средними» игроками играет гораздо результативнее, чем команда, состоящая из «звезд», потому что там нет сыгранности, нет единого понимания игры.



Главы должны задуматься

- Говоря об иждивенческих настроениях, которые сегодня демонстрируют Руднянский, Починковский, Смоленский районы (вернее, их руководители), Вы сказали, что «всем сестрам по серьгам» отныне не будет. Следует ли это понимать так, что политика в оценке деятельности глав будет скорректирована? Можете обозначить эту политику?

- Главное, что должны уяснить главы: мы намерены работать вместе, «в одной упряжке». Администрации трех звеньев управления - области, районов и поселений - должны действовать по принципу «русской тройки». А этот стиль предполагает, что и коренная лошадь, и пристяжные идут в одном ритме, иначе «тройка» развернется либо влево, либо вправо. Наша цель – движение вперед. Тот, кто будет отставать, рискует запутаться в упряжке.

- И вообще, как говорится, «загнанных лошадей пристреливают»...

- (Смеется). Если говорить образно, да. А если серьезно, я думаю, главы сами поймут, что те требования, которые я предъявляю к членам своей команды – заместителям, начальникам департаментов - будут предъявляться и к главам администраций.

- А как же самостоятельность органов местного самоуправления, установленная законодательно?

- Закон дает нам право спрашивать за те бюджетные средства, которые мы передаем на уровень городов и районов. Поверьте, эта сумма столь значительна, что у нас есть все основания спрашивать с глав за эффективность работы. А эффективность будет тогда, когда у каждого главы будет внятная программа действий, когда он будет понимать, как будет развиваться территория, за которую он отвечает. До сих пор, на мой взгляд, главы этими вопросами озабочены не были. Возьмите хотя бы необходимость территориального планирования: все ждут, когда приедет кто-то «из области» и займется организационной работой в этом направлении. Не надо ждать! Время другое. А планированием заняться все равно придется – закон требует. Да и как можно говорить об успешном управлении городом или районом, когда отсутствует планирование?! Я думаю, главы должны задуматься. Кому трудно – будем помогать, главное, чтобы не было равнодушных.



Барьеры для земельных спекулянтов

- Одна из Ваших инициатив по земле касается выкупа земель сельхозназначения органами государственной власти. Аналогичные операции администрация намерена предложить делать и муниципальным органам. Предположим, они выкупят. Как долго эти земли будут находиться в резерве, и есть ли понимание, что с ними делать – пусть стоят «на всякий случай», или уже есть конкретные планы?

- Главным критерием, особенно для муниципалов, должно стать такое понятие, как рентабельность сельского хозяйства. Ведь вопрос не в том, что кто-то покупает земли, вопрос в том, что мы сейчас в срочном порядке выводим земли сельхозназначения из оборота. У нас за последние несколько лет уже 100 тысяч гектаров переведены из категории сельхозназначения в земли поселения и другие категории. Как можно реализовывать стратегию развития области, если у нас скоро и земель не останется? Еще два-три года такой бойкой распродажи, и нам придется распрощаться с поголовьем крупного рогатого скота, потому что кормить его будет нечем! Будем есть польскую картошку и аргентинское мясо. И в этом плане позиция глав районов, что за них кто-то там подумает о том, как мы будем жить и развиваться дальше - позиция временщиков - меня, конечно, не устраивает. Это безответственность, когда с молчаливого согласия (а в некоторых случаях и при поддержке) некоторых глав земля уходит к московским скупщикам, а свои сельхозпроизводители, которые сегодня в силу имеющихся трудностей, не могут выкупить эту землю сейчас, завтра окажутся вообще без земли. Поэтому мы и сказали, что поставим барьеры к перепрофилированию земель сельхозназначения.

- Позвольте Вашу небольшую цитату: «земли сельхозназначения в категорию земель поселения и промышленности можно будет перевести только в случае, если покупатель этого участка предъявит такой инвестиционный проект, который в нашем понимании будет представлять интерес для района, города, области». Кто будет определять, представляет проект интерес или нет? Нет ли в этом критерии почвы для принятия коррупционных решений?

- Допустим, глава района говорит: давайте переведем эти земли в другую категорию, проект этого инвестора интересен району. Так вот, у нас в структуре администрации есть департамент экономического развития, который выдаст свое заключение о целесообразности этой операции. Ведь перевод земель в другие категории осуществляется постановлением администрации области. Мы пригласим на заседание администрации потенциального инвестора, главу администрации района, заслушаем их, заслушаем мнение департамента, и если выяснится, что проект действительно работает на развитие района и не ущемляет прав сельхозпроизводителя, то - пожалуйста. Но превращать территорию области в место массовой скупки и перевода земель сельхозназначения мы не позволим.



А что так все вдруг запереживали?

- Сергей Владимирович, Ваша земельная «реформа» задела интересы определенных людей «с деньгами», в том числе, и тех, кто уже «вложился». Были попытки как-то «надавить», воспрепятствовать?

- Попыток «надавить» на сегодняшний день не было. На местном уровне, правда, пытались мне звонить, чтобы «обговорить вопрос». Но я сказал: предмета для обсуждения нет. Люди купили землю сельхозназначения – пусть выращивают сельхозпродукцию.

- А главы как восприняли земельные новшества?

- А Вы у них спросите! (Улыбается).

- Я спрошу, но «под запись» они же все будут одобрять...

- Я думаю, что главы прекрасно поняли, что с них тоже будет спрос. Тем более что и скупка паев, и проведение собраний пайщиков, наверняка, были организованы не без их ведома - плох тот глава, который не знает, что происходит в его районе. Тем более, сегодня, когда проведение собраний в коллективных хозяйствах, населенных пунктах – явление не такое уж частое. Но я удивляюсь, что так все вдруг запереживали? Речь не идет о запрете на покупку земель сельхозназначения, мы говорим о запрете перевода этих земель в другую категорию. Здесь мы будем препятствовать всеми дозволенными законом способами. А если люди покупают землю, чтобы построить на ней животноводческие комплексы, предприятия по переработке сельхозпродукции – никаких проблем. Я считаю, было бы здорово, если бы мы возродили славу смоленского картофеля, смоленского льна, возродили славу наших животноводов. Ведь если вспомнить, чуть более двадцати лет назад наши коровы Сычевской породы давали надои по cемь тысяч килограммов молока! Я хотел бы, чтобы именно в это русло направили свои усилия покупатели земель, а не на спекуляцию. Хотя сегодня это называется «оборот земель».



О выборах...

- Раньше в Госдуме у Смоленской области было два представителя: Антуфьев и Деренковский. Сейчас получилось, что в Государственной Думе от партии власти, представляющей большинство, таких представителей вовсе нет.

- Это неправильная оценка. Если бы у нас действовал прежний закон формирования Госдумы, мы могли бы сказать, что теперь в нижней палате не осталось ни одного депутата-единоросса, избранного от региона по одномандатному округу. Сегодня же, когда нижняя палата парламента формируется по партийным спискам, когда есть партийная фракция в Думе, а на территории региона действует партийная организация «Единой России», я думаю, неверно говорить о том, что область оказалась оторванной от участия в работе самой многочисленной фракции Государственной Думы. Учитывая это, я бы сказал, что Смоленская область сегодня представлена даже шире, чем раньше. Кстати, в нашем регионе будут действовать и общественные приемные депутатов, закрепленных решением фракции за Смоленской областью – Гладилина и Белоконева.

- В продолжение темы выборов: требования Кремля к руководителям регионов по результатам выборов никто не отменял (правда, в случае с выборами президента речь идет о явке). Если посмотреть на состав регионального штаба кандидата Медведева, ключевые посты там занимают чиновники мэрии. Результаты, которые показал город в декабре, известны (в областном центре ЕР набрала 43,8%, средний показатель по всем районам – 60,66%). Вы считаете, это правильный выбор лиц, отвечающих за нынешние выборы? Не уготована ли Александру Логутову, возглавившему эту компанию «городских штабистов», роль «жертвенной овечки», которая и ответит, если явка окажется недостаточно высокой?

- Я считаю, чиновник чиновнику – рознь. На выборах 2 декабря, результат которых действительно оказался неудачным для партии, и городской, и областной штабы возглавляли совершенно другие люди. А главное, мы поменяли стиль работы избирательного штаба. Я считаю, что сегодня штаб работает более профессионально. Александр Иванович Логутов имеет достаточный опыт работы такого рода: в 2003 году, если Вы помните, Александр Иванович работал в штабе кандидата в депутаты Государственной Думы Антуфьева. И, зная его потенциал, его работоспособность, считаю, что штаб работает совсем по-другому и результат будет другой.



Просто нужно работать...

- Сегодня губернаторы несут личную ответственность за ситуацию в регионах, какого бы аспекта мы ни коснулись – социальных вопросов, экономического развития, результатов выборов и т.д., и т.п. Вместе с тем, распределение финансовых потоков и полномочий имеет резкий федеральный крен. В достаточной ли степени полномочия губернаторов подкрепляют ответственность, которую требует федеральный центр?

- Дело в том, что федеративное устройство государства предусматривает наличие достаточно сильного федерального центра. Можно много спорить о дисбалансе полномочий и ответственности. Но я считаю, что у губернатора сегодня достаточно полномочий, чтобы выполнять поставленные перед ним задачи и отвечать за ситуацию в регионе. Что мешает губернатору работать над повышением экономического потенциала региона? Что мешает собирать профессиональную команду, принимать законы, которые будут создавать условия для инвесторов и повышать социальную защищенность граждан? Поэтому, я думаю, губернаторам кивать на то, что федеральный центр не оставил им полномочий, не стоит. Тем более, что сегодня центр не закрыт для серьезных предложений с мест. Просто нужно работать, в том числе творчески, тогда не будет оснований для обид.

- Сергей Владимирович, новая администрация выступила с рядом инициатив. На Ваш взгляд, какая из них потребует наибольшей самоотдачи, сил, терпения, выработки нестандартных решений, словом, что будет воплотить наиболее сложно?

- Самое трудное – подъем сельского хозяйства. Очень сложная задача: облегчить жизнь и условия труда смолян, проживающих в сельской местности. Поэтому обустройство села (прежде всего, это газификация и дороги), является первоочередной задачей и необходимым условием, для того, чтобы инвесторы начали вкладывать деньги в сельское хозяйство. Будет трудно, мы понимаем. Но понимаем также, что не имеем права забывать о том, что каждый третий житель Смоленской области проживает в сельской местности. Поэтому работать в этом направлении будем обязательно.



СВЕТЛАНА САВЕНОК
Самые свежие новости Смоленска в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь