Итоги пикетов в защиту Таисии Осиповой

http://www.itar-tass.com - Добавил metelka 3659 дней назад в категорию Политика

В шесть вечера возле метро «Новослободская» стоял молодой человек с холщовой сумкой. У него на груди висел плакат «Свободу Таисии Осиповой!», в руках он держал пачку листовок, которые ловко раздавал прохожим. Звали человека Дмитрий Алешин: он, как и пятьдесят других активистов, вышел на акцию протеста против приговора Таисии Осиповой. Осипова, жена оппозиционера Сергея Фомченкова, была арестована в ноябре 2010 года в Смоленске по обвинению в хранении и сбыте наркотиков. 29 декабря 2011 года смоленский суд приговорил ее к десяти годам лишения свободы. Активисты движений «Другая Россия», «Солидарность» и примкнувшие к ним «беспартийные», полагающие, что обвинение и приговор сфабрикованы, решили организовать серию одиночных пикетов в ее поддержку возле станций столичного метро.



— Все произошло в течение суток, — уверял меня Алешин. — В интернете сделали сообщество, вывесили список станций, люди решили, кто где встанет, и все.



Полицейские, по словам Алешина, проявляли понимание, только попросили отойти на пару метров от входа в метро, чтобы он не торчал под окнами у начальства.



В семь часов вечера акция благополучно завершилась. Однако на сайте ovdinfo.org появилась информация о том, что задержаны активисты Симон Вердиян и Александр Кашин, а в ОВД «Китай-город» доставлены член политсовета «Солидарности» Надежда Митюшкина и активист движения Станислав Поздняков, стоявшие у станции метро «Площадь Революции».



Я поехал в ОВД «Китай-город». В темном сыром дворе ко мне подошли две девушки в черном. Звали их Наташа и Алиса, они работали в соседнем здании.



— Где же группа поддержки? — заинтересованно спросила Наташа. — В интернете пишут, что здесь собирается группа поддержки.



Мы стали стоять втроем. Через полчаса примчались четверо активистов «Солидарности», приехали прямо с пикетов. Они передали задержанным два гамбургера, два чизбургера и двухлитровую бутыль колы. Потом все, кроме Наташи и Алисы, которые уехали, переместились в предбанник ОВД. Там уже полтора часа находилась Елизавета Приходина, юрист «Солидарности». Она рассказала, что телефоны задержанных изъяты, обоим грозят пятнадцатью сутками ареста, а ее саму внутрь не пускают, так как у нее нет адвокатского ордера.



Ее рассказ был прерван появлением наряда из шести человек, в предбаннике стало совсем тесно. «Покидаем!» — распорядился лейтенант с автоматом на груди. «С какой стати?» — спросил активист Дмитрий Монахов, увлеченно снимая полицейских на телефон. Те предъявили факс служебной инструкции, из которого следовало, что мы находимся на территории режимного объекта.



— Сделайте мне копию этой бумаги, и я уйду, — пообещал Монахов.



Полиция в полном составе ушла, но тут же вернулась.



— К сожалению, копию сделать нельзя, — объяснил лейтенант.



— Как! — завопил Монахов. — Это филькина грамота в таком случае! Мало ли что там написано. Я и сам такую бумагу накатаю.



Больше активистов не трогали. В десятом часу Приходиной позвонила Надежда Митюшкина. Она сообщила, что им вернули телефоны, дело заводят по статье 20.2 п. 2 КоАП РФ (вместо пятнадцати суток — штраф до 1000 рублей), но защитника впускать по-прежнему отказываются. Митюшкина и Поздняков, в свою очередь, отказались расписываться в протоколах, которые им до сих пор не дают прочитать.



— Логика тут такая: «Будешь расписываться — дадим прочитать протокол, не будешь — не дадим», — поясняет Монахов. — До чего все-таки отмороженное ОВД!



Наконец приехали адвокаты Николай Полозов и Виолетта Волкова — с ордерами и адвокатскими удостоверениями. Было это в 21 час 43 минуты.



— Вы к кому? — спросил постовой.



— Адвокат к задержанным, — не сбавляя шага, ответила Волкова.



Немедленно трое полицейских блокировали вход в вестибюль. В предбанник выбежали еще трое сотрудников ОВД, и началась борьба. Оперативный дежурный, капитан полиции Дмитрий Гостев схватил Монахова и стал выпихивать на улицу. «Не трогайте меня!» — выл Монахов, забиваясь в угол. «На улицу!» — пронзительно кричал дежурный. Двое крепко держали Полозова и Волкову, которые рвались в вестибюль и, размахивая адвокатскими удостоверениями, выкрикивали: «Это произвол! Вы нарушаете закон о полиции!»



Схватка длилась пару минут. Первыми на улице очутились активисты «Солидарности» и Елизавета Приходина. Потом из предбанника вылетел Полозов, и дверь захлопнулась.



— Главное что? — поднял палец адвокат. — Что Виолетта осталась внутри. Сейчас она переворошит это осиное гнездо.



Активисты радостно загалдели. Действительно, вскоре позвонила Волкова и сказала, что ее пустили к задержанным, порвав при этом шубу. Это почему-то особенно возмутило Полозова. «Шуба им даром не пройдет», — заметил он. Что касается Митюшкиной и Позднякова, то их задержание прекращено, сейчас они пишут жалобу начальнику ОВД на неправомерные действия полицейских.



В одиннадцать часов вечера Митюшкина, Поздняков и Волкова вышли на улицу. Активисты «Солидарности» встречали их радостным ревом и криками «ура!».



— Все произошло очень быстро, — рассказывала Митюшкина. — Мы простояли с плакатами у «Площади Революции» буквально пятнадцать минут, сначала Стас, потом я. Подошли полицейские, попросили предъявить паспорта. Мы говорим — с чего это? Тогда нам вежливо предложили сесть в машину и проехать в ОВД. Они, я думаю, не собирались нас задерживать — просто хотели взять объяснения и выпроводить. Но тут мы стали спрашивать, на каком основании нас доставили, позвонили Приходиной, которая им хорошо знакома. И тогда они начали обижаться: угрожали, что посадят на пятнадцать суток, изъяли вещи, Позднякова сунули в обезьянник. Меня тоже хотели, но я им напомнила, что по закону мужчин и женщин нельзя сажать вместе. А обезьянник-то у них один! В общем, мы отказались оформляться, пока не пустят защитника. Так и бодались с ними три часа.



Рядом сияла Виолетта Волкова, демонстрируя погубленную шубу.



— Полицейские испугались, как узнали про шубу. Сразу дело прекратили. Говорят: «Может, это не мы?» А я им: «Как не вы, когда у меня есть видеозапись, как вы меня выталкиваете?» Тогда они говорят: «Да мы просто хотели через вас пройти».



— Дорогая шуба-то? — спросил я.

— Десять тыщ грина стоила. Теперь они за все ответят.
Самые свежие новости Смоленска в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь