Приговор отменить!!!

http://www.obcom.cc - Добавил killer в категорию Происшествия

О возможном участии сына председателя областного суда

в контрабанде автомобилей теперь придется замолчать?..



Поразительно, но факт: нити многих неприглядных дел, совершавшихся на Смоленщине в последние пять с половиной лет, замыкались на одном лице, которое в регионе именовалось высшим должностным... Вот и занимавшиеся правовыми проблемами смоленские журналисты вскоре после прихода к руководству областной администрацией В.Н. Маслова обратились к нему с заявлением: "То, что происходит и все более укореняется в судебной системе Смоленщины - уже не просто тенденция, это повседневные реалии, с которыми сталкиваются тысячи смолян. Терпеть эту ситуацию далее невозможно, это - дискредитация Власти, Государства и Правосудия". По утверждению авторов заявления, региональная судебная власть в основном занята собственным благополучием и очень часто оставляет простого гражданина наедине со своими проблемами, с чувством незащищенности!



Казалось бы, обращение известных журналистов области - людей объективных хотя бы в силу того, что они не являются стороной конфликта либо заинтересованными лицами в конкретных судебных процессах, - должно было стать веским основанием для губернатора поставить вопрос перед соответствующей судебной инстанцией о выражении недоверия председателю областного суда. Но есть немало больших руководителей, которые весьма "оригинально" реагируют на подобные обращения к ним и предпочитают собирать на влиятельных персон компромат, а потом демонстрацией содержимого "черной папки" делать из этих людей послушных исполнителей их пожеланий. Не исключаю, что в Смоленске все происходило по схожему сценарию. Возможен и такой вариант: "заинтересованное лицо" "подсказывает" журналистам обратиться к главе с письмом: посадить "на крючок" руководство областным судом - это значит обеспечить на территории губернии верховенство "телефонного права"...



Между тем, что касается персонально Владимира Павловича Войтенко, то к нему могли быть претензии не только у журналистов... Смолянам памятно так называемое "Дело нотариусов", когда организованная преступная группа контрабандным путем перемещала через таможенную границу Российской Федерации дорогостоящие автомашины иностранного производства, обманом и подлогом оформляла их через суды на Героев Советского Союза и тем самым "уходила" от уплаты таможенных пошлин, налогов и иных платежей. По схожей технологии оформлялись автомашины на граждан Республики Беларусь без их ведома и участия, а в дальнейшем совершалось недостоверное декларирование данных автомашин на территории России.



Чаще всего решения, обязывавшие таможню выдавать удостоверения ввоза транспортных средств и паспорта на автомобили без взимания таможенных платежей в бюджет РФ, принимал Промышленный районный суд г. Смоленска. Порой в одном решении указывалось до 160 машин. Как выявило следствие, вознаграждение за один автомобиль доходило до 300 долларов, вот только кому конкретно оно доставалось - тайна за семью печатями...



Криминальный автобизнес по постановке судами (главным образом Промышленным райсудом г. Смоленска) на учет автомобилей более чем сомнительного приобретения был в деталях описан центральной прессой, в том числе "Российской газетой". Назывались фамилии судей, принимавших незаконные решения потоком, в один день, даже без проведения судебного заседания, но никто из судей не понес наказания. А председатель Промышленного суда В.П. Войтенко из этой громкой истории, прогремевшей на всю страну, вышел не в отставку, а на должность председателя областного (!) суда. Вот так чудеса: как говорят, из грязи в князи...



Народная молва причисляла Промышленный райсуд к самым коррумпированным, журналисты и коллеги по судейскому корпусу называли его одним из самых неорганизованных и критикуемых. Да тут еще всероссийский шум с криминальным автобизнесом...

Один из самых известных на тот момент смоленских журналистов Николай Гошко поведал общественности о якобы посредничестве сына В.П. Войтенко Павла в "легализации" автомобилей через Промышленный райсуд. Разгневанный публикацией "Смоленской молодежи" отец написал заявление в прокуратуру области о привлечении Гошко Н.В. к уголовной ответственности за распространение о нем заведомо ложных сведений.

Мне неведомо, как дальше развивались события. Известен только финал - никакого уголовного дела никто не возбуждал. Отсюда вывод: либо стороны "замяли" конфликт, либо после письма журналистов губернатору В.П.Войтенко посоветовали забрать из прокуратуры заявление...

В одном уверен: на тот момент у Николая Гошко не было бесспорных доказательств участия сына председателя областного суда в автомобильной афере. Возможно, имелась лишь утечка из кругов следствия: тогда поступившая в органы информация по Павлу Войтенко только проверялась.

Зато сегодня имеются материалы уголовного дела №22-2141/07. На контакты членов организованной преступной группы с Павлом Войтенко и на возможность использования его в качестве одного из каналов решения вопросов с судьями указали два свидетеля, участника махинаций, которые впоследствии согласились на сотрудничество со следствием. Их показания приведены в обвинительном заключении в отношении Алексея Б., которому инкриминировалось совершение преступлений, предусмотренных ст.188 ч. 4 УК РФ (контрабанда, совершенная организованной группой).



Об этом судебном решении я уже рассказывал в №10 за 2007 год журнала "Новый Смоленск" в статье под заголовком "Контрабанда автомобилей". Внимательный читатель, наверняка, запомнил информацию из той статьи, что Заднепровский суд как-то странно даже не упомянул в приговоре показания против сына председателя облсуда. Тот же "отличившийся" Промышленный райсуд в приговоре выставляется чуть ли не как жертва преступлений - мол, он был введен в заблуждение по истинному характеру ввоза и таможенного оформления автомашин и ошибочно трактовал положения ряда законодательных актов.

Но даже в "усеченном" виде этот приговор завершал работу нескольких лет по разоблачению организованной преступной группы автомобильных контрабандистов. Подсудимому Алексею Б. суд назначил наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы, но счел возможным считать наказание условным с испытательным сроком 5 лет.



Государственный обвинитель А.Е. Баранова в кассационном представлении посчитала приговор суда несправедливым ввиду чрезмерной мягкости наказания, назначенного осужденному.

С такой позицией можно согласиться. Даже у меня, журналиста, сложилось впечатление, что судья чего-то опасался. Я к нему обратился с законной просьбой дать разрешение на ознакомление с материалами уголовного дела и на ксерокопирование ряда документов. Обычно судьи без лишних распросов идут даже на большее - помогают журналистам разобраться в юридических тонкостях того или иного решения или приговора. А тут я почувствовал какую-то настороженность. Меня стали расспрашивать, чьи показания заинтересовали, почему. После того, как я сказал, что интересуюсь показаниями против сына председателя областного суда, судья наотрез отказался давать разрешение на ознакомление с материалами и посоветовал мне написать заявление председателю Заднепровского райсуда...



Итак, сотрудник районной прокуратуры счет приговор чрезмерно мягким. Но коллегия по уголовным делам областного суда заслушала мнение еще одного прокурора - Смирновой Л.Ф. Из кассационного определения не узнать, что это за такой загадочный прокурор и в чем выражалось его мнение о необходимости отмены приговора районного суда. Судя по последовавшему кассационному определению, речь уже не шла о мягкости наказания. Наоборот, сотрудник областной прокуратуры (как я догадался) Л.Ф. Смирнова потребовала вообще отменить приговор в силу его якобы необоснованности и производство по уголовному делу прекратить.



Даже мне, человеку без юридического образования, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда представляется образчиком неубедительности, незатейливой попыткой за общими словами уйти от анализа приговора. Невольно вспомнился герой одного из произведений А.П. Чехова, который утверждал, мол, такого не может быть, потому что не может быть никогда.

Судебная коллегия областного суда посчитала неправильной квалификацию действий Алексея Б. как контрабанды. Мол, какая же это контрабанда, коли "умысел членов преступной группы в конечном счете был направлен на уклонение от уплаты таможенных платежей (а не на нормальное функционирование порядка и условий перемещения через таможенную границу предметов), с целью получения прибыли в результате приобретения по выгодным (более низким) ценам автомобилей импортного производства в третьих странах, уклонения от уплаты таможенных платежей, легализации их на территории Российской Федерации и продажи по завышенным ценам".



Мне как-то неудобно уважаемым судьям цитировать статью 188 Уголовного Кодекса РФ, - что же такое "контрабанда". А читателям задам банальный вопрос: как вообще можно уклоняться от таможенных платежей без совершения контрабанды?



По логике членов судебной коллегии, сегодня надо бы выпускать из тюрем (если кто еще там остался) и отменять приговоры в отношении всех участников и "Дела нотариусов", и последующих громких процессов в отношении участников контрабандного автобизнеса. Чего тут судить-рядить, давайте тогда уж возведем в государственную политику принцип очень многих деловых людей: купить подешевле, продать подороже, отменим всякие там таможенные и прочие пошлины, перестанем платить налоги. А затем еще дальше пойдем: закроем суды за ненадобностью...

Да простят мне читатели это ерничанье. Просто по смысловому ряду размышлений, вытекающих из кассационного определения, действительно можно дойти до абсурда.



Но я бы не хотел далее отвлекаться на разбор кассационного определения - это дело специалистов. Одно бесспорно, что судебная коллегия областного суда вынесла спорное решение. А оно таковым быть не должно хотя бы потому, что в материалах уголовного дела речь шла в том числе и о сыне председателя областного суда. При этом обстоятельстве аргументы по прекращению уголовного дела просто обязаны были являться глубоко и всесторонне обоснованными и бесспорными. Иначе невольно возникают сомнения в объективности и непредвзятости смоленских судей...



На "кухнях" смолян разговоры о заказных решениях, "телефонном праве" и политизированности смоленских судей ведутся давно. Но, к сожалению, областная судебная власть некоторыми своими действиями и решениями только дает подпитку подобным разговорам.



Скажем, как это могло случиться, что на недавних выборах областной суд взялся разрешать вопрос, находящийся в компетенции районного суда? Дошло до того, что Верховный Суд РФ вынужден был вынести частное определение в адрес Смоленского областного суда.



Или очередное кадровое "увлечение" руководства областным судом. Объявился на Смоленщине бывший прокурорский работник, дослуживший до заместителя прокурора одного из районов города Саратова. По каким-то неведомым нам причинам ушел этот молодой человек на работу в частную фирму - общество с ограниченной ответственностью. А спустя некоторое время спешно покинул Саратов и объявился в Смоленске.

Здесь он вдруг вновь захотел работать в правоохранительных органах. Руководство областного суда рекомендовало его на должность мирового судьи г. Рудни. Но первоначально в областной администрации кандидатуру "зарубили": в пришедшей по запросу характеристике был указано, что заместитель прокурора района допускал волокиту.



Вот, видимо, в чем была причина неожиданного ухода из органов и затем спешного отъезда из Саратова... В Смоленске все-таки нашелся покровитель, и после его беседы с тогдашним губернатором Масловым кандидатуру вынесли на утверждение областной Думы... А когда характеристика подзабылась, уже с должности мирового судьи саратовского "специалиста" назначили председателем Краснинского районного суда. Теперь, возможно, его ждет и новое назначение - в скором времени состоится конкурс на соискание должности председателя Заднепровского районного суда г. Смоленска, и среди кандидатов - "знакомые все лица"...



О кадровых пристрастиях г-на Войтенко журнал "Смоленск" писал в августе 2005 года. Тогда председатель Смоленского областного суда всячески защищал мирового судью Краснинского района Кульбачука, избившего человека и лишенного Квалификационной коллегией судей Смоленской области судейских полномочий. Решение ККС было отменено областным судом... Напомню читателям, что Кульбачук - сын руководителя Смоленского филиала Саратовского юридического института, а В.П. Войтенко там является председателем приемной комиссии (естественно, не на общественных началах, а за весьма приличное денежное вознаграждение)...



Понадобились выступление журнала, обращение главного редактора в Администрацию Президента, в Высшую квалификационную коллегию судей РФ, чтобы справедливость восторжествовала. Тогда, кстати, коллеги Владимира Павловича Войтенко (вполне очевидно, не без его личного желания) представили его к званию "Заслуженный юрист Российской Федерации". Управление Администрации Президента, ведающее вопросами государственных наград, тогда проинформировало нашу редакцию о том, что представление отклонено.



Сегодня опять готовы документы с ходатайством о присвоении г-ну Войтенко звания заслуженного юриста. Просто поразительно, как целенаправленно этот господин фактически сам себя хочет наградить! Ведь когда представление исходит от подчиненных, очень трудно переубедить кого бы то ни было, что сам ни при чем. Звание дает 10-процентную надбавку к зарплате, право на удостоверение "Ветеран труда" - а это льготы по коммунальным платежам, на проезд в транспорте, возможность получить в собственность земельный участок...



В общем, опять редакции придется обращаться по известным адресам... Вот только сколько же это может повторяться, и когда наконец высшие судебные власти обратят серьезное внимание на нездоровую обстановку в судейском сообществе Смоленской области? Спустя шесть лет вслед за своими коллегами-журналистами, обращавшимися к тогдашнему губернатору В.Н. Маслову, я вынужден повторить: "Терпеть эту ситуацию далее невозможно, это - дискредитация Власти, Государства и Правосудия".



Думаю, после выступления Дмитрия Анатольевича Медведева на Красноярском экономическом форуме с резкой критикой сегодняшней судебной системы и его заявления о неотложной необходимости судебной реформы Верховный Суд РФ обратит наконец внимание на проблемы смоленского правосудия.



P.S. В феврале Ленинский районный суд г. Смоленска рассматривал дело о мошенничестве. Один осужденный за незаконный сбыт водки из СИЗО позвонил дружку, чтобы помог выйти на судью, да вызволил его из заключения. Последний связался с милиционером - начальником отделения на потребительском рынке (где как раз должна контролироваться законность торговли). Тот нес деньги для передачи начальнику конвойной роты, доставляющей подсудимых в областной суд. В помещении областного суда милиционер был задержан. Как оказалось, приговор осужденному был отменен (якобы, без какой-либо связи с передачей денег), и конвоир решил присвоить 20 тысяч рублей (может, это были только маленькие дополнительные премиальные?). Суд вынес условное наказание милиционеру и "дружку", а главный конвоир при констатации судом состава преступления отделался, как говорится, легким испугом: освобожден от уголовной ответственности "в связи с примирением с потерпевшим". Любопытная деталь: жена конвоира является судьей в Промышленном районе и "отличилась" принятием решения по "контрабандному автобизнесу" без проведения судебного заседания".



Кстати, даже если на секунду представить себе, что милиционера задержали бы при передаче денег какому-либо судье, последнего не так-то просто было бы осудить: существует особый порядок следственных действий в отношении судьи... Поэтому в лучшем случае возбуждаются дела о мошенничестве, а не о взятке...



P.P.S. По данным международной организации Transparency International, ежегодный объем взяток в российских судах достигает 210 миллионов долларов.
Самые свежие новости Смоленска в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь