Усилитель общественного сигнала

http://www.smolensk-i.ru - Добавил v.v. в категорию Политика

Определяя место Общественной палаты (будь то федеральной или региональной) среди институтов исполнения решений ей скромно отводят роль коммуникатора между властью и обществом. То есть, сама палата, принимая решения, позволяет лишь рекомендовать их для исполнения чиновникам, не более. Председатель завершившей свой первый срок работы Общественной палаты Смоленской области Николай Мажар сетует, что два года общественники работали по схеме сверху-вниз: неизменно приглашали для обсуждения проблем разномастных чиновников, депутатов и прочих властьимущих, пытаясь заставить их более аккуратно подходить к решению многочисленных проблем жителей Смоленской области. «Эффективность такого подхода оставляет желать лучшего, - поясняет он. – Все-таки сегодня, по прошествии времени, я убежден, что нужно идти в обратном направлении, снизу-вверх: собирать вопросы, видеть проблемы и слышать пути их решения на уровне поселков и муниципалитетов, и лишь после этого подниматься на уровень государственной власти региона, давать ей рецепты и наблюдать, насколько охотно она их использует при приготовлении государственных явств».

В разговоре с Николаем Мажаром мы подводим итоги двухгодичной работы Общественной палаты Смоленской области, сознательно уходя от тривиальной точечной оценки и пытаясь выявить места наибольшего затухания общественных сигналов, главным из которых остается чиновничье бездушие.



- Николай Евгеньевич, в вопросах организации общественного самоуправления Смоленская область весь период новейшей российской истории шла в авангарде. Одной из первых в стране в регионе была создана Общественная палата при областной Думе. Затем, после выхода федерального закона об Общественной палате РФ, Смоленщина одной из первых разработала и приняла аналогичный областной закон, по которому Вы и работали последние два года.

- Действительно, с начала «нулевых» годов в каждом субъекте РФ развивалась своя система общественного самоуправления. В одних областях существовали палаты при заксобрании, в других - при губернаторе, в третьих – ни при ком. Смоленская область одной из первых в России создала условия для того, чтобы общественные объединения и организации имели возможность высказывать свою позицию государственной власти, а также просить ее учета при принятии законов или решений исполнительной власти. Начало этому процессу было положено созданием Общественной палаты при областной Думе первого созыва, причем инициатором выступил Сергей Антуфьев. В таком качестве, при областной Думе палата отработала десятилетие, и безусловно накопила определенный опыт.

Когда три года тому назад был принят федеральный закон об Общественной палате РФ, в нем не было напрямую прописано создание аналогичных палат в регионах. Такая потребность возникла уже непосредственно в процессе работы столичных коллег. Смоленская область одной из первых издала свой региональный закон, который добротно копировал структуру и способ формирования палаты с закона федерального.

Возникновение Общественной палаты Смоленской области нисколько не мешало тому, чтобы при областной Думе оставался свой собственный орган общественного самоуправления. Когда мы беседовали на эту тему с председателем облдумы Анатолием Мишневым, он отметил, что работа двух различных органов с идентичными наименованиями неизбежно приведет к путанице. На сегодняшний день, как известно, Общественная палата при областной Думе не существует, и единственным легитимным органом общественного самоуправления является Общественная палата Смоленской области.

- Несколько лет тому назад, пытаясь определить степень выражения палаты (тогда еще при облдуме) интересов населения Смоленской области, я получил следующую статистику: из более чем двух тысяч зарегистрированных на тот момент в регионе общественных организаций и региональных отделений политпартий в составе палаты работали сорок два члена - не более двух процентов от указанного числа. Из них активную работу вели около половины. Добавив к вышесказанному тот факт, что многие организации, представленные в палате, являлись смоленскими (городскими), получалось, что состав палаты выражал интересы чрезвычайно малой части населения. Рискну предположить, что и в Вашем случае картина – аналогичная.

- Я прекрасно понимаю, что важно учитывать мнение всех существующих общественных объединений и организаций: национальных, культурных и тому подобных. В связи с этим полагаю, что новый состав палаты начнет свою работу с создания совета общественных объединений при Общественной палате Смоленской области, в который смогут войти и получить возможность голоса представители всех общественных организаций. В перспективе же необходимо крепко задуматься о создании неких подобных структур и на уровне муниципалитетов Смоленщины.

- Хорошо, пусть с количеством мы разберемся. Остается главная проблема: качества работы. Позвольте я наделю Вас правом самостоятельно выбрать систему критериев для оценки. Что скажете?

- Как учитель я бы поставил нам четверку с минусом. Твердая четверка - за организацию, за желание работать, за инициативу членов палаты. Минус – за недостаточный результат. Если в вопросах аккумулирования инициатив и предложений общественников мы довольно преуспели, то в части контроля за деятельностью органов госвласти еще работать и работать.

- Совершенно непонятно, каким образом Общественная палата Смоленской области может контролировать деятельность, к примеру, исполнительной власти региона? Ведь по закону именно областная администрация обеспечивает процесс вашей жизнедеятельности. Несолидно как-то: контролировать собственного «учредителя»...

- Палата наделена функциями анализа работы как исполнительной, так и законодательной власти региона, проведя который мы вырабатываем рекомендательные решения. Примет их к сведению власть или нет – вопрос второй. Однако в случае намеренного игнорирования общественной позиции палата вправе обратиться в вышестоящие инстанции: Общественную палату РФ, федеральные министерства.

Помимо этого контроль за деятельностью органов госвласти состоит еще и в помощи жителям области, отчаявшимся разрешить свою пусть локальную, но конкретную проблему. За два года к нам с заявлениями обратились более трехсот человек. По каждому из них мы проводили работу, обращались в соответствующие структуры. Обратная реакция была различной: поступали как формальные ответы, отписки, так и действенные.

Очень много полезных наработок было сделано в ходе обсуждения реализации национальных проектов.

- Возможно ли регламентировать работу чиновников с обращениями граждан?

- Как известно, в соответствие с законодательством чиновники любого уровня обязаны дать ответ в течение месяца. Регламента в привычном понимании в этом процессе быть не может в принципе.

- Ответ либо отписку?

- Отписка видна невооруженным глазом. Поскольку каждая проблема индивидуальна, необходимо понять заинтересованность того или иного чиновника. И в случае проявления равнодушия, как я уже говорил, не нужно бояться идти выше. Даже когда мы приглашали на заседания палаты чиновников, не все из них приходили.

- Как я понимаю, на уровне высшего руководства региона декларируется соучастие в решении общественных проблем. Однако получается, что чем ниже ранг чинуши, тем охотнее он подставляет того же губернатора или мэра.

- По истечение двух лет работы палаты я вижу, что понимание ее назначения и функций среди чиновники появилось. Более того, они становятся заинтересованы в совместном сотрудничестве. Просто общественникам необходимо проявлять максимум настойчивости, не жалея на это свободного времени. Для усиления такой работы мы предлагаем, чтобы каждый член новой Общественной палаты обзавелся двумя помощниками, один из которых обязательно был бы юристом.

- В прессе не раз звучали заявления членов палаты о том, что, мол, не выделяются средства на командировки...

- Это не основная проблема. Хотя финансирование, действительно, необходимо. Я имею в виду возмещение затрат членам палаты на поездки из районов области в Смоленске, на телефонные переговоры. Вы правильно заметили, что обеспечение деятельности Общественной палаты организует администрация Смоленской области. Но в отличие от своих чиновников, нам она командировочные не оплачивает. Возникает резонный вопрос: почему члены палаты, самодостаточные люди, должны тратить на общественную работу не только свое свободное время, но еще и собственные средства?

За эти два года нас очень часто приглашали как в федеральную Общественную палату, так и в палаты соседних областей ЦФО. Думаю, не стоит объяснять, насколько полезен подобный обмен опытом. Мы же ввиду отсутствия финансирования могли принять эти приглашения крайне редко. Впрочем, надеюсь, что коллеги нового состава палаты решат эту проблему.

- Исходя из чего составлялся план работы палаты?

- Существовали определенные рекомендации коллег Общественной палаты РФ. Однако мы пошли по несколько иному пути, поставив каждой из семи комиссий нашей палаты задачу подготовки своих предложений по плану работы. Таким образом, он был разработан усилиями самой палаты. Могу сказать, что и здесь опыт работы вносит коррективы в процесс планирования. Ранее мы брали для обсуждения концептуальные проблемы (к примеру – проблему безопасности). Понятно, что вопрос такого уровня таит в себе полсотни различных подпроблем, каждая из которых требует серьезнейшего анализа. То же самое и с нацпроектами – уж очень обширны и различны сферы деятельности, ими затронутые. В результате попыток объять необъятное мы пришли к выводу, что следующей палате разумнее работать точечно, уходя от глобализма. Допустим, взять проблему реализация права образовании у цыган в каком-то конкретном районе области, и сосредоточить усилия на ее решении. После чего переходить к следующей, опять же, местной проблеме. Как я уже отмечал, крайне необходимо выходить на уровень муниципалитетов Смоленщины, быть, что говорится, как можно ближе к народу.

- Еще одно право Общественной палаты – проведение общественных расследований. Это как?

- Общественные расследования, как правило, связаны с массовыми нарушениями прав граждан. Наша палата, в частности, занималась расследованием ситуации, связанной с обманом дольщиков печально известной организацией «Социальная инициатива». Более пяти заседаний палаты было посвящено этой скандальной теме. Разработав пакет предложений по решению, мы встречались с Владиславом Халецким и предлагали мэрии свои варианты выхода из тупика. Затем случилось то, что случилось: в Смоленск прибыла комиссия высокопоставленных столичных чиновников и депутатов Госдумы. После обсуждения судьбы обманутых дольщиков было принято конкретное решение, на самом высоком уровне региональной власти. Но... До сих пор ничего не сделано. Вот вам пример того, как относятся органы власти даже к собственным решениям.

- Но Вы же на протяжении беседы не раз утверждали обратное: власть внимает общественникам и всячески помогает.

- Думаю, что если администрация Сергея Антуфьева будет более внимательно относиться как к исполнению собственных решений, так и к мнению Общественной палаты, ситуация парадоксов исчезнет. Желание губернатора мы видим, а там – время покажет.

- Николай Евгеньевич, как Общественная палата Смоленской области выглядит на фоне коллег по ЦФО?

- Официальная оценка нашей работы со стороны Общественной палаты РФ: «лучше, чем другие». Нас неоднократно приводили в пример, в частности, по вопросам исследования реализации нацпроектов. Другое дело, немало укоров в том, что смоленские общественники никогда не посещают межрегиональные мероприятия. Но об этом мы уже говорили.



Из истории вопроса



Первая Общественная палата была сформирована Смоленской областной Думой четырнадцать лет тому назад.



1994-й год. Председатель Смоленской областной Думы (далее - СОД) 1-го созыва Сергей Антуфьев решает создать Общественную Палату при председателе СОД. Работа палаты носила консультативно-совещательный характер. В ее состав, который формировался председателем, входило около двух десятков представителей ученого сообщества Смоленщины. Задача такого экспертного бюро сводилась к обсуждению вопросов законотворческой работы СОД. В частности, Сергей Антуфьев интересовался мнением ученых относительно Устава Смоленской области, а также проблем налогообложения.

Степень влияния палаты «при председателе» оценивается неоднозначно. Геннадий Косенков, один из разработчиков положения, в соответствие с которым семь лет работала Общественная палата при СОД, считает, что КПД описываемой модели было минимально, хотя мнение членов палаты регулярно доводилось до сведения депутатского корпуса.

Палата «при председателе» просуществовала два года. В 1996-м областная Дума объявила конкурс на новое положение о палате. Из нескольких вариантов был выбран проект Геннадия Косенкова. «Вообще-то документ писался, исходя из аналогичного положения, регламентирующего работу Общественной палаты Нижегородской области, - поясняет автор. - Почему остался предлог «при»? Потому что областная Дума изначально решила создать палату именно «при СОД». Кроме того, были опасения, что в случае создания независимой палаты («не при») облдума не захочет принимать участие в ее работе, а, может, начнет даже препятствовать. Но в любом случае, палата при областной Думе - это был прогресс по сравнению с «тусовкой при председателе».

Принятое положение формально давало палате широкие полномочия: общественная экспертиза законопроектов, выработка рекомендаций органам госвласти, участие в формировании законотворческого плана деятельности СОД, обеспечение учета общественного мнения и обратной связи между объединениями граждан и органами госвласти. Выразителями общественных настроений определялись общественные организации. Естественно, что как трибуной общественной палатой заинтересовались и политические силы. Положение не исключало возможности их участия в работе.

Однако общественники проявили низкую заинтересованность к работе палаты. Напротив, НКО (некоммерческие организации, к примеру, такие, как Фонд защиты детей или Фонд Мира) не преминули войти в состав палаты в большом количестве (состав палаты ограничен не был). Рассказывает Аркадий Глушко, депутат облдумы 2-го созыва (фракция КПРФ), в 1997-2002 - представитель СОД в Общественной палате: «К сожалению, большой эффективности в работе палаты в те годы не было, поскольку представители НКО оказывали слабое содействие законодательной деятельности облдумы. На протяжении всей работы они несколько раз пытались «провести» через областную Думу закон «О некоммерческих организациях», чтобы пользоваться налоговыми и иными льготами для целей своих организаций. Складывалось такое ощущение, что больше им ничего и не нужно. Другие же их предложения, связанные с актуальными в то время проблемами, носили, как правило, дилетантский характер».

Доминирование НКО привело к тому, что уже спустя несколько заседаний представители политпартий «сбежали», отказавшись от дальнейшей работы в палате.

Ольга Окунева, тогда - зампредседателя областной Думы 2-го созыва, вспоминала, что от работы общественной палаты ожидалось не только содействие законотворческой работе: «Мы поставили перед собой следующую задачу: палата должна быть информирована о работе областной Думы. Первые заседания показали, что и общественникам, и представителям партий крайне интересна, хотя и не всегда понятна работа депутатов. Аналогичным образом, областная Дума также должна была если не учитывать, то хотя бы знать мнение палаты по тому или иному вопросу».

Пожалуй, самым главным достижением палаты в 1997-2002 годах явилось участие в разработке Устава Смоленской области. Три члена палаты вошли в состав рабочей группы. Напомним, что в 1997-м губернатор Анатолий Глушенков не подписал принятый депутатами Устав; лишь в 2001-м новый глава области Александр Прохоров утвердил региональную конституцию. Документ дал официальное право на существование Общественной палаты при СОД, могущей быть образованной для осуществления содействия законодательной деятельности Думе.
Самые свежие новости Смоленска на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь