Ольга Окунева: «Судьба ко мне взыскательна, но благосклонна»

http://www.smolensk-i.ru - Добавил killer в категорию Pазное

Смоленский истэблишмент – сугубо мужской клуб по интересам. В истории современной исполнительной власти региона, начиная от Валерия Фатеева, лишь две представительницы прекрасного пола удостаивались должностей вице-губернаторов, Раиса Захаренкова (администрация Александра Прохорова) и Ольга Окунева (администрация Сергея Антуфьева). В том и другом случае главы региона возлагали на хрупкие женские плечи одно из самых серьезных направлений – социальный блок. Однако из двух вице-губернаторов Ольга Окунева – единственная, кто руководил самыми масштабными и победоносными политическими кампаниями, возглавляя в 2003-м году региональный штаб «Единой России» на парламентских выборах, а в 2004-м – региональный штаб Владимира Путина на выборах главы государства.



- Ольга Владимировна, жизненный путь, по которому Вы идете, совпадает с Вашими далекими детскими мечтами?

- Как и у большинства детей, в разные времена у меня возникали различные ответы на вопрос - кем быть. Одно время очень хотелось стать парикмахером, затем появилось неравнодушие к накрахмаленному докторскому халату.

Как рассказывала мама, всякий раз, когда меня спрашивали: «На кого ты похожа: на папу, на маму, на бабушку, на дедушку?», я отвечала «Я похожа на саму себя». И позже больше всего мне хотелось быть внутренне самодостаточным человеком, определяться в выборе своей будущей профессии, повзрослев и обретя более взвешенные взгляды, нежели наивный детский или максималистский юношеский.

- По окончании школы Вы поступили в Московскую сельхозакадемию. Это был обдуманный шаг?

- Не в полной мере. Могу сказать, что я не до конца представляла себе свою будущую профессию зооинженера, а также себя в этой профессии. Однако со школьной скамьи меня привлекали такие предметы, как биология, зоология и ботаника. Поступление в сельхозакадемию явилось логичным продолжением моих симпатий к этим дисциплинам. Профессия зооинженера на тот момент была совсем новой, и по мере получения образования, как и всем, приходилось изучать очень много предметов, которые, на первый взгляд, имеют мало общего с зооинженерией: требовались глубокие познания в инженерном и строительном деле, инженерной графике, экономике и планировании. Несмотря на трудности обучения, мне всегда нравилось мое образование и я рада, что жизнь свела меня с целой плеядой мудрых учителей и преподавателей. Ректорат нашей академии относился к студенческому самоуправлению крайне уважительно, даруя массу возможностей для самореализации, в том числе, и в научной деятельности.

- Студенческая пора – возраст, когда начинаешь всерьез задумываться о том единственном, с кем будет связана вся последующая жизнь...

- Понимаю, к чему Вы клоните. Но я вышла замуж уже после получения высшего образования. Только тогда на моем пути повстречался тот, кто по-настоящему тронул мое сердце. Мой будущий супруг сделал мне первое предложение на... третий день нашего знакомства. Но поженились мы спустя почти год с момента первой встречи.

- Впервые Вы перешагнули порог Дома Советов в качестве избранного депутата еще при советской власти. Какие впечатления произвели на Вас коридоры смоленской власти?

- Это был 1989-й год: первые демократические выборы на закате существования Советского Союза. Я баллотировалась в областной Совет депутатов (предтеча Смоленской областной Думы) по Гагаринскому округу. Тогда от Гагаринского района было избрано пять депутатов, а весь представительный корпус Совета состоял из более чем ста (!) человек. Кстати, в те времена еще была партийная квота для женщин, молодежи, рабочих. И в составе того Совета депутатов действительно было около десяти депутатов-женщин.

Что я почувствовала, оказавшись в коридорах власти? Прежде всего, это был внутренний позитивный настрой: что-то менять в самой себе, в отношении к новой работе, в степени ответственности за принятые решения. Нужно было самосовершенствоваться, видеть больше и смотреть дальше. Естественно, было огромное желание работать, был азарт и интерес.

В 1993-м году, после роспуска федеральных органов законодательной власти и неминуемого разгона областного Совета депутатов, деловой настрой кардинально поменялся, на смену оптимизму пришла какая-то грусть и меланхолия. Эти чувства не отступали несколько лет, и когда мне в очередной раз предложили баллотироваться в представительные органы (а именно – в Смоленскую областную Думу второго созыва), я согласилась далеко не сразу. К внутренним колебаниям добавились еще и переживания от того, что города Гагарин (где я жила) и Смоленск все-таки находятся на довольно приличном расстоянии друг от друга, а поскольку на тот момент я работала в сфере социального страхования, то обладание депутатским удостоверением означало работу в областной Думе на постоянной основе и переезд в Смоленск. Следовательно, рассуждала я, возможностей для общения со своими избирателями в Гагаринском районе станет гораздо меньше. Одно дело, когда депутат рядом: пришел, помог. И совсем другое, когда депутат где-то там в Смоленске, занимается, с позиции гагаринцев, непонятно чем. В общем и целом мои избиратели были готовы поддержать кандидата в депутаты Ольгу Окуневу, но из личных бесед я поняла, что они были против моего отъезда в Смоленск.

- И все-таки Вы баллотировались и победили.

- Совершенно верно.

- При этом семья осталась в Гагарине?

- Да. Скажу Вам откровенно, что если бы и семья не согласилась на мой переезд, его бы, естественно, не произошло.

- Известный факт: работу зампреда Вам предложил один из мудрейших в современной смоленской истории политиков Владимир Анисимов.

- Это произошло после первого заседания Смоленской областной Думы второго созыва, на котором Владимир Иванович был избран ее председателем. В тот же день он подошел ко мне, и просто сказал: «Ольга Владимировна, я предлагаю Вам стать моим заместителем. Подумайте и в течение трех дней дайте свой ответ». Вспоминаю, что вместо трех, я принимала решение целых девять дней, и только тогда перезвонила ему, подтвердив свое согласие. Сработал принцип: я со всей твердостью отказалась допустить даже минимальное давление на родных и близких, которые, как Вы понимаете, ломали головы над вопросом «Отпускать ее или нет?» не меньше моего. Но что-то мне подсказывало: моя семья меня поймет. Ни приревнует, ни обвинит, а поддержит и поймет. Так оно и вышло.

- Насколько повлияло на Ваше решение то, что именно Анисимов пригласил Вас в свою команду?

- Каждый раз, когда я намеревалась начинать работу с новыми людьми, я обязательно должна была понять: в какой команде предстоит трудиться. И уж тем более, когда на повестке дня появился вопрос о переходе в подчинение первому лицу законодательного органа государственной власти, которое определяет политику и общее направление деятельности областной Думы, я спросила себя «Скажи честно, есть ли у тебя хотя бы небольшие внутренние противоречия со взглядами Анисимова, из-за наличия которых ты вряд ли сможешь плодотворно организовать свою работу?» На это мой внутренний голос ответил отрицательно. Вообще, в адрес Владимира Ивановича могу говорить только самые добрые слова.

- Сегодня женщины почти не представлены во властной элите. Это плохо?

- Мое давнее и глубокое убеждение состоит в том, что ошибочно оценивать людей исключительно по половому признаку. Да, женщин в политике и во власти несравнимо меньше, чем мужчин, но тому есть вполне объективные причины: женщины традиционно занимались ведением домашнего хозяйства и были склонны к иным профессиям, нежели публичная политическая деятельность.

Как правило, женщины утверждают, что им проще работать с мужчинами. На собственном опыте утверждаю: это не принципиально. Мне, например, несравнимо легче работать в том коллективе, где каждый человек, будь то мужчина или женщина, находится при своем деле, которое он способен выполнять профессионально. Когда я работала в аппарате Смоленской областной Думы, в моем подчинении находилось управление, состоящее из одних женщин, и мне с ними было легко и комфортно. Не знаю уж, как им со мной (смеется – авт.).

- Ольга Владимировна, достаточно ли Вам должности вице-губернатора для полной самореализации?

- У меня очень высокая государственная должность, и я останусь полностью довольна собою, если сумею за то время работы, которое мне отведено, добросовестно выполнить все проекты и замыслы администрации Сергея Владимировича Антуфьева по развитию социальной сферы Смоленской области.

О высшей должности я не мечтаю, да и вовсе ее не хочу. Сегодня все мои мысли и устремления направлены исключительно на продуктивную работу в должности вице-губернатора. Вопросы социальной защиты населения, образования и здравоохранения, как Вы понимаете, напрямую связаны с жизнью каждой семьи. А в существующих сложных экономических условиях простор для такой работы просто колоссальный. Так что круг моих обязанностей довольно широк, и возможностей проявить себя в работе предостаточно. Значит, ничто не в силах помешать моей профессиональной самореализации.

- А предложение губернатора Вы приняли сразу?

- Да. И я благодарна Сергею Владимировичу за такое предложение. Я, конечно, понимала, что на эту должность он рассматривал несколько кандидатур. Для меня было важным, чтобы он оценил мою добросовестность. Мне и сегодня важна его точка зрения, его оценка моей работы.

Я не могу работать, если чувствую, что человек мне не доверяет. У меня всегда должна оставаться определенная степень свободы в принятии решений. Сегодня такая свобода присутствует, поэтому и работа - в радость.

- За минувший год администрация Антуфьева реализовала целый ряд значимых социальных проектов. Что главное на повестке дня сегодня?

- Во-первых, власть должна исполнить все взятые на себя ранее социальные обязательства. И мы это сделаем. Пусть мы работаем в сложный экономический период, но нужно во что бы то ни стало двигаться вперед. В этом году в Смоленской области начинается реализация новой важной части нацпроекта «Здравоохранение» - оказание помощи больным сердечно-сосудистыми заболеваниями. В течение полугода мы готовились войти в эту программу, и это нам удалось: целевое финансирование федерального бюджета составит около четверти миллиарда рублей.

Несмотря ни на что, мы должны продолжить работы по проектированию перинатального центра; должны быть уверенными в том, что достроим травматологический центр. Если я допущу мысль, что все плохо, и вице-губернатору Окуневой под силу только программа минимум, тогда мне вообще не стоит приходить на работу.

- Какой Вы руководитель?

- Думаю, достаточно демократичный. В то же время мне бы хотелось, чтобы мои подчиненные знали: доверяй, но проверяй. Я могу быть категоричной и даже жесткой, но в любом случае мои действия адекватны ситуации. Если она требует моей жесткости, я ее проявлю без раздумий. Наверное, это правильная линия поведения для руководителя.

- А в семье кто у Вас главный?

- Как известно, в доме должен быть хозяин. В нашем доме хозяином является мой супруг. А я – жена, мама, бабушка, и мне очень нравятся мои домашние заботы.

- Работа в социальной сфере подразумевает каждодневную помощь людям, которые ничуть не являются Вам близкими или родными. Не возникает ли периодически вопроса: сколько же можно решать чужие проблемы, не пора ли заняться своими?

- Если ты искренне и близко к сердцу принимаешь проблемы посторонних людей, то они перестают быть для тебя чужаками. Когда ты участвуешь в их личной судьбе, в судьбе их детей, то они в чем-то уже становятся тебе родными. За счет этого расширяется круг близких тебе людей. Помогать другим, чувствовать свою востребованность людьми – это еще один из путей моей самореализации.

Хотя иногда и хочется отключить телефоны, остаться наедине с собой, побродить по лесу, пожить несколько дней в избушке в близости с природой. Запастись силами, и вновь в работу. Я нормальный человек, и ничто человеческое мне не чуждо (улыбается – авт.).

- Говорят, что власть портит людей. Часто ли Вы наблюдали, как коллеги не выдерживали искушение властью?

- Будет неправдой, если я скажу, что никогда ничего подобного не видела. К сожалению, было на моей памяти и такое. Более того, искушение властью подстерегает человека не только на высоких должностях. Можно из обычного специалиста какого-то отдела стать ведущим специалистом, получить в подчинение два-три сотрудника и не справиться даже с такой минимальной властью. Это я тоже видела.

- Ольга Владимировна, если бы у Вас была возможность вернуться в прошлое и изменить какие-либо поступки и решения, Вы бы ею воспользовались?

- Я никогда не боялась высказывать собственную точку зрения на стадии принятия коллегиального решения, даже если она была отлична от доминирующей. Да, иногда надо возвращаться в прошлое, но лишь для того, чтобы избегать опрометчивых поступков в будущем. При этом я никогда не зацикливаюсь и не занимаюсь самоедством, всякий раз напоминая себе: ты принимала те решения в других условиях, с другими людьми, с другим собственным опытом, при других обстоятельствах.

- Верите ли Вы в судьбу?

- Наверное, у каждого есть своя судьба. Судьба благосклонна ко мне, и мне грешно жаловаться на нее. В моей судьбе было очень много интересных встреч, людей и событий. Я довольна своей жизнью.

- Ольга Владимировна, «Говорит Смоленск» поздравляет Вас и всех прекрасных женщин в Вашем лице с Международным женским днем и желает простого женского счастья. В чем, кстати, оно состоит для Вас?

- Как и для многих женщин – в простых и вечных радостях. В заботливых вопросах мамы, крепком плече мужа, любящих глазах детей и внуков, в надежде...
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей Смоленска

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь