Губернатор выпросил у императора миллион, чтобы создать парк Блонье

http://www.smolnk.ru - Добавил student в категорию История

Как окраина стала центром

Три века назад место, которое сейчас считается самым центром Смоленска, было глухой окраиной, увидеть здесь можно было разве что скот, пасущийся на лугах. Красивое, звучащее на иностранный манер слово «блонье» как раз и означало околицу города. В то время так называли не маленький городской парк, а довольно обширный участок, расположенный в юго-восточной части города. Затем смоляне потихоньку начали застраивать это место небольшими жилыми домиками. Причем существовала вся эта городская «проза жизни» аккурат рядом с царским дворцом, построенным в 16-м веке на месте, где сейчас стоит здание областной администрации. Там во время своих визитов в наш город останавливались Петр I и Екатерина II.







Пространство около дворца разительно отличалось от Блонье. Здесь были разбиты сады и устроены специальные искусственные пруды. Естественно, что цивилизация наступала на городские околицы. В 1697 году в путевых записках дворянина Петра Толстого, посетившего наш город по дороге в Европу, мы можем прочитать: «В Смоленске построены амбары великие на Блони, то есть на площади, в которых много великих пушек медных и всяких военных припасов и мелкого ружья». Но окончательно место под названием «Блонье» перестало быть окраиной только через сто лет. Связано это с первым приездом в Смоленск Екатерины II в 1780 году. Императрица велела, согласно первому генеральному плану города, побыстрее освободить Блонье от обывательских домов и устроить здесь плац-парадную площадь. Окружать площадь, по задумке императрицы, должны были добротные каменные здания присутственных мест. На воплощение своего прожекта в жизнь Екатерина II выделила городу определенные средства, которые были сразу же пущены в дело. Дома горожан вынесли за пределы крепости, устроили прямоугольный плац-парад, а вокруг построили два десятка каменных зданий, в которых с комфортом разместились смоленские чиновники. В то же время возвели и дом Дворянского собрания. Когда императрица через семь лет снова побывала в Смоленске, она выразила удовлетворение благоустройством центра города.







Французы спали прямо на Блонье

Во время войны 1812 года в районе Блонье попеременно располагались то русские, то французские силы. В начале войны 9 июля в Смоленск прибыл Александр I и остановился в доме военного губернатора (это как раз одно из каменных зданий, построенное по приказу Екатерины II). Затем в город со своей армией прибыл полководец Михаил Барклай-де-Толли и тоже остановился на Блонье, в доме инспектора артиллерии. Армия генерала Петра Багратиона подошла к Смоленску со стороны Рудни. Багратион также остановился в каменном дом на Блонье, а его солдаты расположились прямо на центральной площади под открытым небом. 2 августа к городу подошли французы, началась отчаянная перестрелка. От бомб и ядер загорелась крыша на Никольской башне, потом кадетский корпус и, наконец, шесть корпусов присутственных мест на Блонье. Пламенем был объят и дом вице-губернатора, стоящий здесь же, в котором лежало до двухсот наших раненых солдат. Их, однако, удалось спасти. В полдень сюда прибыл и сам Наполеон, остановился он в уцелевшем доме гражданского губернатора. Его гвардия расположилась на Блонье в березовых аллеях. Архивные бумаги служили им постелью, а губернские и уездные карты - закрывали от палящего солнца. После ухода французов центр города остался в плачевном состоянии.





Откуда олень в парке

В 1909 году кайзер Вильгельм II установил перед своим охотничьим замком в Восточной Пруссии бронзовую статую убитого им оленя.







Статую создал известный скульптор - профессор Фризе (его автограф сохранился на постаменте) в 1897 году. Она была одним из наиболее известных произведений искусства в тогдашней провинции Восточная Пруссия. В ходе военных действий это произведение исчезло в 1944 году. По легенде какое-то время «Олень» украшал виллу одного из верхушки Третьего рейха Германа Геринга. Есть несколько версий того, как зверь оказался на Блонье. Старожилы утверждают, что на статуе была закреплена табличка, сообщавшая о том, что это подарок смоленским детям от воинов гвардейской стрелковой дивизии. По другой версии, олень с виллы Геринга попал прямиком на дачу одного предприимчивого смоленского военного интенданта. И только после того как ему намекнули: мол, крамольно это - держать у себя скульптуру, принадлежавшую фашисту, - он отдал ее городу.



Чиновники сажали розы и маргаритки

Городской сад Блонье таким, каким мы его знаем сейчас, появился при губернаторе Николае Ивановиче Хмельницком. В 1830-х годах Смоленск посетил Николай I. Губернатор, занявший свой пост совсем недавно, устроил императору экскурсию по городу.

- Видите, Ваше Величество, сколь неприглядный вид. Как было в 1812 году, так все и осталось, - сказал он, прогуливаясь с императором по Блонье.







Действительно, центральная городская площадь скорее напоминала большую казарму. На плац-параде маршировали пехотинцы, из конюшен по всей округе разносилось ржание, столбами стояла пыль из-под солдатских сапог. Николай I послушал, покивал головой, да и повелел выдать из казны городу-герою войны 1812 года аж миллион рублей. Работа закипела. Причем сам Николай Хмельницкий принял в ней непосредственное участие. Губернатор не только был задействован в планировке сада, но и своими руками высаживал на Блонье саженцы. Чиновникам ничего не оставалось делать, как тоже, засучив рукава, выйти из присутственных мест и приступить к посадочным работам. Занимались государственные мужи садоводством обычно по субботам или воскресеньям. Особенно затея главы города пришлась по душе местным дамам. Некоторые даже завели на Блонье личные клумбы и высаживали там диковинные цветы, привезенные из-за границы. Правда, на копание в земле их толкала не только любовь к растениям. Смолянки рассчитывали таким образом привлечь внимание холостого губернатора, впрочем, безрезультатно. За это острословы 19-го века нарекли Блонье да и все губернаторство Хмельницкого «бабьим царством».



На Глинку скидывались всей Россией







20 мая 1885 года в саду Блонье выступал хор с оркестром, которым дирижировал вождь знаменитой «Могучей кучки» Михаил Балакирев. По всему центру города разносилось «Славься!» Глинки. К этому дню в Смоленск специально прибыли Чайковский и Глазунов. Так прошло торжественное открытие памятника Михаилу Ивановичу Глинке, которое состоялось как раз в день рождения композитора. Деньги на монумент собирали по подписке по всей России. Сумма, кстати, набралась приличная. Но уникален в этой скульптурной композиции даже не сам памятник, а его чугунная решетка, которая была установлена через год. Знаменитый музыкальный критик того времени Стасов писал про нее: «...подобной решетки нигде до сих пор не было в Европе. Она вся составлена из нот, точно из золотого музыкального кружева. С четырех сторон окружают памятник нотные строчки из опер «Иван Сусанин», «Руслан и Людмила», «Князь Холмский». Участок сада, где установили скульптуру, стал называться садом имени Глинки.
Самые свежие новости Смоленска в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь