Я памятник себе куплю

http://www.smolnk.ru - Добавил smol в категорию Общество

«Денег у государства нет»

Виталий КАЗЕПИН, директор Смоленского областного государственного учреждения культуры «Центр по охране и использованию памятников истории и культуры»:

- Отмена моратория на приватизацию памятников настораживает и, что она принесет, однозначно сложно сказать. Но, безусловно, регионы получат одноразовую прибыль. Если у государства нет средств на содержание памятников, то в соответствии с законодательством их нужно отдавать в частные руки. На сегодняшний день, согласно нормативным документам, предусмотрены все меры по сохранению памятников и доступа к ним граждан. Не стоит бояться того, что народный памятник превратится в нечто иное по своему содержанию.

- Как должна проходить процедура передачи памятников в частные руки?

- Собственник при регистрации получает паспорт на памятник и выдает органам исполнительной власти, которые наделены полномочиями охранять объекты культурного наследия, охранное обязательство. Будущий владелец обязан получить разрешение на разработку проектной документации, согласовать ее, взять разрешение на реставрацию, и тогда он может смело начинать проводить восстановительные работы. Законом подразумевается два этапа: 1-й - это подготовка к приватизации, 2-й - сам процесс приватизации.

- Кто-нибудь пытался уже приобрести памятник?

- Несомненно, сегодня есть инвесторы, которые выкупили бы, например, башни крепостной стены и провели весь комплекс реставрационных работ. Сейчас идет только первый этап. Регионы будут вносить свои предложения по формированию перечня памятников, разграниченных по собственности (федеральные или региональные). На Смоленщине насчитывается 3974 памятника, причем 222 из них находятся в федеральной собственности. В нашем городе 13 памятников федерального значения и 185 - регионального. Все они находятся в удовлетворительном состоянии. Сейчас ведется работа по разграничению памятников на федеральные и региональные. Когда правительство утвердит перечень этих памятников, разграничивающий права собственности, то процесс приватизации пойдет полноценно. Закон уже действует, но в нем есть некоторые нюансы, которые необходимо доработать. Например, пока нет еще положения об историко-культурной экспертизе, которая будет оценивать данные памятники для приватизации, неизвестна дата приватизации.

- А какие права приобретет собственник памятника?

- Видоизменять его он не имеет права. В настоящее время функциональное назначение памятника может быть изменено в целях компенсации всех затрат. Ведь нужно искать новые рычаги использования памятников: в жилых домах, например, открывать офисы, чтобы была прибыль, которой хватит на содержание памятника в надлежащем виде.







«Памятники рано отдавать в частные руки!»

Руководитель историко-краеведческого клуба «Феникс» Ирина ГЕРАСИМОВА:

- Я считаю, что отмена моратория на приватизацию памятников архитектуры и истории преждевременна. Такое решение вредно для сбережения культурного наследия. К сожалению, сегодня в нашей стране те люди, у которых есть деньги, не являются меценатами. Они будут думать о том, как извлечь прибыль из своего приобретения, а не о том, как сохранить памятник в его первозданном виде. Я знаю о многих случаях в столице, когда судьба старинных строений, ушедших в частные руки, была печальна. Например, покупается усадьба и должным образом не реставрируется, так как это требует очень серьезных затрат. Владельцам проще сделать так называемый «новодел». А в таком виде строение уже перестает быть культурной ценностью, его снимают с государственной охраны, и все - памятник потерян. Особняк начинает служить только личным целям того, кто его приобрел. Я не хочу сказать, что вообще никто не будет вкладывать деньги в культуру с благородными целями, но таких людей очень мало, примерно 4-5% от потенциальных покупателей усадеб и особняков. Мы можем очень и очень быстро утратить наше культурное наследие. А ведь его разрушение уже началось, когда здания, представляющие историческую ценность, стали просто продаваться. В Смоленске уже долгое время не могут найти место для дома-музея Твардовского, потому что те особняки, где его можно было бы разместить, уже проданы людям, далеким от культуры. Чтобы понимать ценность наследия, нужно быть патриотом, а их у нас мало.

- Ирина Степановна, как вы считаете, какие строения находятся в наибольшей опасности? Вот отдали же несколько башен Крепостной стены в частные руки, и они выглядят лучше, чем те, что находятся в государственном ведении?

- Крепостная стена - оборонное сооружение. Башни невозможно перестроить - с одной стороны прясла, с другой прясла. Для экскурсантов и общего понимания, какой была крепость, достаточно сохранить ее внешний вид и первозданный облик внутри башен разного вида. Наибольшую угрозу отмена моратория представляет для старинных усадеб. Каждая из них уникальна. Если вместо реставрации такое здание просто «обновить», мы его потеряем навсегда в качестве культурной ценности.







«Нужен избирательный подход»

Предпринимателю, директору одного из известных смоленских ресторанов Геннадию КАЯНИДИ повезло - основные расходы по обустройству части крепостной стены и превращению заброшенного государством памятника архитектуры в излюбленное место отдыха смолян легли на плечи другого бизнесмена. Что же касается снятия моратория на приватизацию памятников архитектуры, то у Геннадия Несторовича нет на этот счет жесткого мнения.

- Есть аргументы и «за», есть и «против». Во-первых, хорошо, что люди, имеющие средства, восстановят памятники. Во-вторых, у них будет настоящий хозяин. В-третьих, появятся новые рабочие места для тех, кто непосредственно займется восстановлением. От этого, в конце концов, станет неплохо всем - и простым людям, которые увидят возрожденную старину, и предпринимателю. «Минусовой» аргумент в том, что частник может заняться преобразованием наследия прошлого по своему разумению и усмотрению, сделав его исключительно своим достоянием. Кроме того, использовать архитектурный памятник в таких целях, которые будут противоречить его настоящему предназначению. В общем, есть опасения, что после возрождения формы содержание изменится так, что не принесет никому никакой пользы, кроме как новому владельцу. Если говорить, к примеру, о старинных усадьбах, то, на мой взгляд, будет лучше всего, если восстановлением родовых имений займутся потомки бывших владельцев. Думаю, что к передаче памятников, находившихся под охраной государства, в частные руки нужно подходить очень избирательно.







«Это народное достояние!»

Директор центра «Новый Акрополь» Ольга ЗУБОВА высказала более категоричное мнение:

- Мне не очень нравится идея передачи памятников архитектуры в частные руки. Как новые владельцы воспользуются своим приобретением? Это - палка о двух концах. Даже перейдя в руки бонзы, памятник должен оставаться народным достоянием. А собственнику необходимо выполнять все обязательства по поддержанию и реставрации архитектурного наследия. Вообще, государство должно контролировать сохранность исторических и культурных памятников и держать частника в рамках.



«Церковь примет в дар»

Мы обратились за комментариями к отцу Георгию, руководителю миссионерского отдела Смоленской епархии:

- Я не могу утверждать от лица всей Церкви, я говорю только от себя. В приватизации памятников есть, конечно, несомненный плюс. Человек, который его приобретет в свою собственность, будет в него вкладывать деньги, реставрировать, и это, возможно, спасет наше культурное наследие.

Но, с другой стороны, есть чего и опасаться. Памятник воздвигнут в честь какого-то знаменательного или поворотного в нашей истории события, и использование его не по назначению может осквернить память этого события. Взять хотя бы Крепостную стену. Несомненно, ее надо восстанавливать, но что будет, если ее купит какой-то бизнесмен и устроит на этом месте, где когда-то гибли люди, где совершались героические подвиги, развлекательное заведение или ночной клуб? Получается, форму сохранили, но она потеряла внутреннее содержание. Опасность еще есть и в том, что если человек что-то берет под свою ответственность, то он должен поддерживать его в том состоянии, в котором и обязуется, а если восстанавливать, то восстанавливать до конца. Если это прописано в законе, то, конечно, памятники лучше приватизировать. А если собственник бросит «свой» памятник, который уже не принадлежит государству, то в итоге он разрушится еще быстрее.

Конечно, я думаю, это дело хорошее, но главное, чтобы все было прописано в законе. При этом доступ к памятнику должен быть не ограничен.

- А как церкви получают памятники?

- Храмы передаются либо в качестве дара либо в безвозмездную аренду сроком на несколько десятков лет с перспективой ее продления. Они будут использоваться по назначению, да и историческая справедливость будет восстановлена. Новые храмы не могут стать памятниками архитектуры, а древние изначально принадлежали Церкви. Сейчас решаются вопросы о передаче в аренду земли, чтобы на ней построить храм.

Отец Святослав, руководитель пресс-службы Смоленской епархии:

- Если механизмы контроля за приватизированными памятниками существуют и выполняются, то возможно. Если как обычно, то неизвестно, что получится из этой «затеи», что с этими памятниками добрые люди могут сотворить.







«Закон должен защищать памятники»

Ольга ЧЕРНОВА, начальник департамента Смоленской области по культуре:

- Федеральный закон о снятии моратория на приватизацию памятников должен был вступить в силу с 1 января, но пока еще ведется разработка документации. Нет подзаконных актов и реестра памятников. В законе должны быть прописаны все гарантии, на основании которых частник может получить в руки объекты, являющиеся культурным достоянием нации. Пока не составлен реестр памятников, так что мы еще не знаем, что из имеющегося у нас архитектурного наследия достанется области, а что будет находиться в федеральном ведении. В нашем департаменте сейчас формируется новый отдел по сохранению культурного наследия. Именно он будет заниматься правовыми аспектами передачи памятников в частные руки. Я считаю, что если архитектура будет защищена нормативными документами, ничего страшного в таком законе нет. Это лучше, чем то, что многие здания разрушаются. Только вот на сегодняшний день проще и дешевле построить новую усадьбу, чем отреставрировать старую. К нам пока еще никто из потенциальных владельцев не обращался.







А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Нашу крепость обгоняет собор

Вырвется ли каменное ожерелье в лидеры?

Напомним, что Смоленская крепостная стена - участник конкурса «Семь чудес России». В первом этапе она обошла многочисленных соперников. Сейчас идет второй этап голосования. Каждый федеральный округ страны представлен семью претендентами на победу. Голосование продлится до 10 июня, а итоги будут объявлены 12 июня в прямом эфире телеканала РТР. Сейчас крепостная стена занимает второе место в ЦФО (33 процента голосов), лишь 3 процента отделяют ее от лидера - собора Василия Блаженного. Подобные коллизии наблюдаются и в других федеральных округах, где разрыв между конкурирующими «чудесами» весьма условен. Так в Северо-Западном округе лавры делят Кирилло-Белозерский монастырь и столбы выветривания. В Приволжье за лидерство спорят Кунгурская ледяная пещера и Нижегородский кремль. На Юге первым стал замок-крепость «Вовнушки» и Мамаев курган с Родиной-матерью. В Сибири на лавры претендуют природный заповедник «Столбы» и озеро Байкал. А на Дальнем Востоке в лидерах Долина гейзеров и Владивостокская крепость.

Поддержите Смоленскую крепостную стену. Голосуйте на сайте www.ruschudo.ru



Материал подготовили Лариса ПОЛЯКОВА, Иван АНТОНОВ, Дарья НИКИТИНА, Екатерина ЛЕГКОВА.

Фото С. ЧЕРНЫХ, Н. ДЕМЕНТЬЕВА.
Самые свежие новости Смоленска на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь