Русский погром

http://rpr.ur.ru - Добавил Klark в категорию Политика

Диалог доктора философских наук В. К. Бакшутова

и редактора И. В. Зыряновой



Зырянова: В книге «Запад или Восток» Вы пишете о том, что в современной России соединены худшие черты марксистского коммунизма и американского частного предпринимательства. Произошел сплав коллективизма, который превысил необходимую меру и выродился в бюрократизм, и индивидуализма, который заполнил все поры общества и вылился в тотальное ростовщичество. По Вашему мнению, объединение бюрократизма и ростовщичества в современной России является одной из главных причин деградации и разрушения общества и вырождения человека и народа. Не могли бы Вы привести конкретные факты такого разрушения и вырождения в последние двадцать лет российской истории?

Бакшутов: Таких фактов превеликое множество. Недавно один из таких фактов подбросила нам газета «Уральский рабочий», рассказав об открытии в Екатеринбурге бронзового памятника челнокам конца 1980-х – начала 1990-х гг. Мы видим две фигуры (мужская и женская) с большими баулами, наполненными барахлом, добытым за рубежом, которые застыли на веки в позах удовлетворенных добычей победителей. Корреспондент «Уральского рабочего» так описывает это событие: «Думали ли вконец обнищавшие интеллигенты времен постперестроечной смуты, что когда-либо дождутся памятника своей деятельности не на профессиональном поприще в научной, образовательной, конструкторской или иной благородной сфере, а в челночном бизнесе, заняться которым их вынудила экономическая безысходность. Поначалу прятали глаза от знакомых, которые заставали их вываливающимися со стамбульского чартера со связками клетчатых баулов и торгующими на шмоточных развалах. Позднее, когда тяжкий, а порой и опасный труд товароведа, грузчика, экспедитора, бухгалтера и др. в одном лице стал приносить определенный достаток, когда пришло понимание того, что именно они победили тотальный дефицит, утолили товарный голод населения огромной страны, самоидентификация, конечно, изменилась. Изменилось и отношение окружающих – от презрительно-завистливого к уважительному. А теперь, когда рыночные отношения стали обыденностью, когда от экономически инициативных людей напрямую зависит благосостояние общества, действительно пришла пора ставить памятники первопроходцам.

Идея подобного монумента впервые возникла именно в Екатеринбурге на рубеже веков, но к осуществлению конкретного проекта руководители “Таганского ряда” приступили только в 2005 году. Из нескольких эскизных проектов заказчики выбрали вариант, предложенный известным екатеринбургским скульптором Владимиром Кривушиным, который постарался подойти к челночеству как к социальному явлению. Учел он, в частности, и тот историко-статистический факт, что 78 процентов челноков были женщинами, взявшими на свои плечи заботу о прокорме семьи, когда многие мужчины по-страусиному прятали головы в песок либо погружали их в спиртосодержащие жидкости. Поэтому и женская фигура в парной композиции – доминантная.

Наш памятник появился на свет позже благовещенского, но, как считает автор, очень своевременно. Сейчас, когда финансовый кризис отнял у одного работу, у другого собственность, помимо всего прочего еще и надежду, самое время напомнить людям о тех, кто в не менее тяжелый период не опустил руки, нашел в себе силы поспорить с судьбой, радикально поменять образ жизни – и победить. Ну а те, кто верит в фарт (а кто не верит?!), может бросить монетку в прорезь бронзовой дамской сумочки – деловой успех, говорят, обеспечен.

Торжественная церемония у “Таганского ряда” включала в себя не только традиционно красочное шоу, но и ностальгические моменты. К таким можно отнести, скажем, выступление Надежды Сычевой, пришедшей в челночный бизнес с должности заведующей детсадом. Она вспомнила, как моталась в Стамбул и Варшаву, как находила общий язык с польскими бандитами и российским ОМОНом… Определенную ностальгию вызывают и славянские черты прототипов. Сейчас торгующий люд преимущественно азиатский, да и часть лозунгов, с которыми пришли на торжество гости, были начертаны иероглифами…» (Глазков Ю. Челнок – прораб капитализма. В Екатеринбурге открылся памятник коробейникам 1990-х // Уральский рабочий. 2009. 21 июля. С. 4. ).

Зырянова: Если судить по статье Юрия Глазкова, этот памятник сочетает в себе юмор и ностальгию счастливых победителей. А как Вы оцениваете этот памятник?

Бакшутов: Автор талантливо средствами скульптуры не столько сознательно, сколько, скорее, бессознательно, как часто бывает в большом искусстве, выразил одну из болевых точек наших дней. Этот памятник отражает трагедию людей, раздавленных объединением марксистского коммунизма и американского индивидуализма в одной стране и в одно и то же время. Это смех сквозь слезы. Это хорошая мина при плохой игре. Это побежденные, считающие себя победителями.

Зырянова: А кто же является действительным победителем?

Бакшутов: Действительный победитель пока остается за спиной этой скульптуры. Это марксистская партийная олигархия и западная финансовая олигархия. Иначе говоря, бюрократ и ростовщик. Объединение этих двух недобрых сил породило своеобразную социальную гремучую смесь, которая разрушила СССР, а сегодня разъедает Россию. В 1980-е гг. марксистская партийная олигархия довела страну, что называется, до ручки. Американским ростовщикам стоило только потянуть за эту «ручку», и советское государство полетело в тартарары. Пока объединенная власть бюрократов и ростовщиков будет сохраняться, российское государство будет дышать на ладан.

Зырянова: Как Вы считаете, кто или что может спасти Россию от этой объединенной силы бюрократизма и ростовщичества?

Бакшутов: Россию сегодня может спасти и возродить только русский социализм, или социализм без марксизма.

Зырянова: Можно ли говорить о том, что русский социализм существовал в годы советской власти?

Бакшутов: В годы советской власти шло противоборство русского социализма и марксистского «коммунизма». Последний искусственно навязывался народу средствами политической пропаганды. На прирожденную коллективистскую психологию русского народа насильственно насаждался коллективизм марксистского космополитического типа. В результате коллективизм в социальных отношениях превысил всякую разумную меру и вылился в самый махровый бюрократизм, который не только задушил живую мысль, но и обесценил живой производительный труд, как физический, так и умственный. И тот и другой перестали приносить человеку материальное и моральное удовлетворение. Вот почему «вконец обнищавшие интеллигенты времен постперестроечной смуты» бросились в челночный бизнес. Но одновременно с ним пришел ростовщик, объединился с бюрократом, и вместе они прихлопнули крышку гроба русской цивилизации и ее животворящего ядра – русского социализма. Осталось только забить гвозди, чтобы идеи русского социализма не осенили русский народ и он не выступил против двойного рабства – бюрократизма и ростовщичества.

Зырянова: Но может ли наш народ проснуться и понять смысл этого двойного рабства?

Бакшутов: Первыми, кто начинает это понимать, стали наши студенты. Среди них идет пока тихая и внешне малоприметная борьба между теми, кто вписался в существующий ныне политико-экономический режим и отстаивает его, и теми, кто понял пагубность для себя и своего народа гремучей смеси ростовщиков и бюрократов, пляшущих на гробах России. Обойдите вокруг главного здания Уральского университета и почитайте на его стенах начертанные руками студентов громадными буквами, наподобие китайских дадзыбао, лозунги. На одной стене – портрет олигарха Ходорковского и подпись «Свобода Ходорковского – это моя свобода!» И рядом – «Чернецкий – наш пацан!» На противоположной стене тот же оттиск Ходорковского обведен кругом и на нем поставлен жирный крест. На третьей стене надпись – «Кредит – рабство!». Видимо, автор этой надписи уже на подходе к мысли о том, что кредит – это форма добровольного рабства. А оно куда более утонченно и бесчеловечно, нежели то добровольное рабство, о котором в XVI в. писал 17-летний студент Орлеанского университета Ла Боэси: «Первой причиной добровольного рабства является привычка, та привычка, в силу которой самые лучшие кони сначала грызут свои удила, а потом тешатся ими, в силу которой кони сначала рвутся из-под седла, а под конец, одетые в доспехи, важно гарцуют в своей сбруе» (Ла Боэси Э. Рассуждение о добровольном рабстве. М., 1962. С. 17). Частный кредит, в отличие от крестьянской привычки повиноваться феодалу, является юридически узаконенной формой добровольного рабства, а по существу – формой узаконенного воровства. Против такого воровства выступали и М. А. Бакунин, и В. И. Ленин, и Мао Цзэдун. Но его замалчивали Маркс и Троцкий, и его приветствуют и поощряют нынешние олигархи и правители России. А под его игом стонет загнанный в угол двойным гнетом бюрократизма и ростовщичества русский народ. Частный кредит в современной России загоняет в кабалу не только отдельных лиц, но и целые организации. Только слепой или преступник не видит, что сегодня у нас «отношения банкиров и крестьян напоминают отношения американцев с индейцами» (Канашкин А. «Белые воротнички», слышите? // Уральский рабочий. 2008. 3 окт. С. 1.). Об этом же свидетельствует рост самоубийств и психических заболеваний на почве невыплаченного кредита, закрытие предприятий, увеличение безработицы, алкоголизма, наркомании и других социальных болезней общества и человека, а также рост бедности и нищеты производителей, творцов материальных и духовных благ.

Зырянова: Значит, челноки не решили проблему повышения жизненного уровня населения?

Бакшутов: И не могли решить. Они ее только усугубили и загнали внутрь, сделали ее еще более трудноизлечимой. Тактически челночники выиграли, но стратегически проиграли вместе со всей страной.

Зырянова: В чем Вы видите причину этого?

Бакшутов: Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть некоторые реальные факты, характеризующие сферу российской купли-продажи, за которую так упорно боролись наши челночники 90-х. Летом этого года в газетах и по телевидению и радио почти беспрерывно обсуждался факт закрытия Черкизовского рынка в Москве. Событие это вышло за рамки одной страны и затронуло интересы некоторых других государств. «Заявление МИД КНР и приезд в Москву официальной делегации из Пекина по вопросу о судьбе 60 тысяч китайских торговцев, оставшихся без работы вследствие закрытия Черкизовского рынка, является свидетельством того, насколько важное значение имела эта торговая “точка”, через которую шли потоки “черного” и “серого” импорта объемом примерно в 50 млрд долл. в год, для современных российско-китайских отношений… Если данный вопрос не будет решен позитивно с точки зрения китайской стороны… не исключено заметное охлаждение отношений между Пекином и Москвой» (Завтра. 2009. Июль. № 30. С. 1.). Чтобы понять всю серьезность сложившейся ситуации, необходимо увидеть не только лицо, но и всю подноготную этого детища свободной торговли. Обозреватель «Уральского рабочего» так пишет об этом:

«Сейчас, после закрытия “Черкизона”, представители правоохранительных органов соревнуются в цветистости описаний кошмарности этого места. Вот, например, мнение такого сведущего человека, как руководитель Следственного комитета при Прокуратуре РФ Александр Бастрыкин:

– Там есть своя милиция, своя таможня, свой суд, есть своя инфраструктура, включая публичные дома, – говорит главный следователь страны. – Некоторые люди, как мне сказали, годами не покидают его территорию. Там все есть для жизни… “Черкизон” – один из пунктов трафика оружия и наркотиков. А занимающиеся этим преступные этнические группировки регулярно делят зоны влияния на рынке со стрельбой.

Эту клоаку в Москве давно уже пытались закрыть. Но “не так все просто, как может показаться, – объясняет А. Бастрыкин, – когда идешь в глубь проблемы, там такие “крыши”, такие фигуры всплывают, что мама не горюй!”… “Безобразие, которое творится на Черкизовском рынке, – это не какое-то исключение, а обычная практика, существующая на всех российских рынках, – признает зампред комитета по безопасности Госдумы РФ Геннадий Гудков. – Но в этом виноваты вовсе не торговцы, не владельцы торговых павильонов и складов, а прежде всего представители власти: милиция, которая “крышует”, миграционная служба, которая берет взятки, санитарные и пожарные службы, которые закрывают на все глаза. Потому что все находятся в доле”.

В подтверждение приведем мнение одного из сотрудников Железнодорожного РУВД города Екатеринбурга. Непорядок с миграционной картой – чуть ли не самое распространенное правонарушение на территории района. И вот вам парадокс: большинство попавших под суд платили ранее немалые деньги, чтобы “отмазаться” или получить хилую подделку, хотя могли бы спокойно прийти в ФМС и получить вид на жительство… бесплатно. Но и собственная их мафия, и милиционеры-пэпээсники им на всех углах объясняли: сами не ходите, вас арестуют, нам деньги платите.

Тогда почему именно Черкизовский рынок попал под раздачу? Первопричина этого – сам владелец рынка Тельман Исмаилов. Не так давно с помпой и с приглашением мировых знаменитостей он открыл в Турции элитный отель, в строительство которого вложил 1,5 млрд долларов. Иными словами, вложил деньги “не там” и слишком демонстративно, за то и поплатился… По экспертной оценке, через вещевые рынки проходит нелегальной продукции, не облагаемой налогом, на 800 – 900 млрд руб. К примеру, 35–50 % продаваемой обуви покупается населением на вещевых рынках, причем 90 % ее имеет контрабандное происхождение… Свою роль сыграло и то, что нелегальный товар душит отечественную легкую промышленность. Как подсчитал замминистра промышленности и торговли Станислав Наумов, одна торговая точка на “Черкизоне” приводит к закрытию целого цеха где-то в глубинке… мобилизационные потребности в стране по этим позициям закрываются не более чем на 36 %. Тогда как доля отечественной продукции должна составлять не менее 51 %.

А гендиректор корпорации “Глория Джинс”, самого крупного производителя одежды в России, Владимир Мельников вообще считает, что без закрытия всех вещевых рынков контрабанду не победить. “Да, безработными окажутся 500 тысяч человек, – признает Мельников, – но это активные трудоспособные люди – они найдут другую работу”. Но все же г-н Мельников немного лукавит. …не будем забывать… что спрос рождает предложение, а не наоборот. Огромное число россиян (от 70 % и выше, а в регионах и того больше) может сносно одеться только по “толкучечным” ценам. То бишь торжество законности и смерть контрабанды будут означать не золотой дождь в бюджет страны, а гибель торговли и падение реального уровня жизни людей. Ведь отечественный производитель не сможет предложить товар по китайским ценам – в России производство по многим причинам стоит дороже» (Клочков В. «Черкизон» на Урале. Могут ли закрыть «Таганский ряд»? // Уральский рабочий. 2009. 21 июля. С. 2.).

Эта живая картинка наглядно показывает, почему наши челночники выиграли тактически и проиграли стратегически вместе со всей страной. Вряд ли бывшая заведующая детским садом и бывшая челночница Надежда Сычева, эмоционально выступившая на открытии памятника челночникам, могла думать, что, мотаясь по стамбулам и варшавам, она привозит в своих баулах вместе со штанишками для своих детей будущего Тельмана Исмаилова и его подельников. Но таковы жестокие законы свободного торгового и ростовщического капитала: не обманешь – не продашь и не купишь яхту, как у Абрамовича. Поэтому если не сама Надежда Сычева, то ее внуки рано или поздно поймут, что скульптура Владимира Кривушина могла бы стать гениальным творением современного искусства, если бы из-за спины его героев-челноков выглядывали бы дьявольские лики абрамовичей и ельциных, олицетворяющие ростовщика и бюрократа. Вот один из них, нарисованный пером талантливого художника-реставратора, который описывает тот же пир Исмаилова, специально приуроченный к 210-летию со дня рождения А. С. Пушкина: «Часть самопровозглашенной либеральной элиты предпочла пушкинскому юбилею безобразный шабаш в отеле “Мардан” у берегов Анталии. Полтора миллиарда евро вбухал в уродливый образчик безвкусицы сын горского еврея Мардана Тельман Исмаилов – всемогущий хозяин московского Черкизовского рынка. Оставив подельникам антисанитарную торговую помойку с товаром, большей частью вредным для покупателя и оцененным в два миллиарда долларов, поехал Тельман Марданович тратить украденные у народа денежки в благословенную Анталию, где и напросился в турецкие подданные. За немалые миллионы собрал он на свой разгуляй известных миру людей. Стыдно было за Ричарда Гира, Монику Беллуччи, Шарон Стоун, покорно отрабатывающих баснословные гонорары пением осанны нечистоплотному торговцу. Ну, да они ребята голливудские. У них своя мораль. А наши-то каковы! Целая делегация во главе с мэром Лужковым высадилась в Анталии. Тут и “не расстающийся с комсомолом” Кобзон, и доморощенная примадонна с двумя валетами – Филей и Галкой, и пустоговорящий Малахов. А уставший от дешевой славы Марк Захаров (Ширинкин) наговорил больше, чем того требовал гонорар. Для него “Эрнст Тельман Марданович” – высочайший образец человечности и финансовой мощи, перед которым режиссер снимает шляпу, как это он ранее сделал, сравнив Ельцина, автора туповатых и лживых мемуаров, с самим Львом Толстым» (Ямщиков С. Из недосказанного… // Завтра. 2009. № 31. С. 6.).

Читать полностью http://rpr.ur.ru/forum/1/0/80/1/
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей Смоленска

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь