ВИКТОР СЕМЕНОВ: «Стать бизнесменом не смогу. Не мое это»

http://www.smolensk-i.ru - Добавил slava в категорию Общество

На последнем заседании Думы начальник УВД по Смоленской области Виктор Семенов объявил своем о решении уйти в отставку. О причинах принятия этого решения, о сложностях периода «притирки», о планах на будущее, о том, как изменила генерала Семенова работа в Смоленске, словом, о прошлом и о будущем мы подробно поговорили в интервью с Виктором Ивановичем.



- Виктор Иванович, многие заметили, как волновался генерал Семенов, сообщая депутатам о своем решении уйти в отставку…

- Не знаю, плохо это или хорошо, но я всегда волнуюсь, когда говорю о чем-то важном. «Накатило», как говорится. Только не думайте, что я сожалел о принятом решении. Я иногда стою перед личным составом - поздравляя кого-то, или на открытии памятника погибшим - начинаю говорить, и «накатывает», голос срывается от волнения. Так и здесь: решение для меня, не скрою, важное, это очередной рубеж. Вроде и не вчера принял его - еще в конце прошлого года, а все равно, нахлынувших чувств скрыть не удалось.



- Вы сказали, «рубеж». Каких ощущений больше: предвкушения нового витка, нового этапа, или сожалений о том, что оставляете службу и частичку души там, в милиции?

- Пожалуй, второе. Все-таки, милиции отдано 35 лет. Согласитесь, это немалый срок. А, учитывая льготные годы службы в военно-морском флоте, потом в Афганистане, годы работы в УБОП, и вовсе 46 лет набегает.



- Почему все-таки приняли решение уйти в отставку?

- Вообще-то принято, что генерал-майор завершает службу в 55 лет. Я и так уже трижды дополнительно продлевал свой срок службы. В прошлом году прошел аттестацию еще на 5 лет. Казалось бы, до 60 лет можно было продолжать спокойно служить… Но я просто понял для себя, что «спокойно дослуживать» - это не мой принцип в работе. «Дослуживать» не захотелось. Кроме того, я понял, что в своей карьере человека «служивого», что называется, «уперся головой в потолок». Да и психологи советуют каждые 7 лет менять место работы. - (Улыбается). - Как раз 7 лет назад я занял пост начальника Управления внутренних дел здесь, на Смоленщине. Не скрою, принимая решение об отставке, я советовался с Виктором Николаевичем (Масловым – Ред.) и Николаем Владимировичем (Рудаком – Ред.). Они меня поддержали.



- Виктор Иванович, семь лет назад вы приехали в Смоленск из Тулы. Это тоже был своего рода рубеж, тем более с Тульской областью связан очень большой период вашей службы. Внутренне состояние сейчас в чем-то схоже с моментом переезда в Смоленск, или разница существенна?

- Честно говоря, Тулу я покидал тоже «с болью», как будто пуповину перерезал. У меня там были сложившиеся отношения, сильные позиции. На новое место службы меня провожали со словами: «ждем назад». И, честно говоря, первые два-три года были и у меня такие мысли о возвращении. А потом вдруг понял, что Смоленск для меня стал родным. И где-то на четвертом году службы в Смоленске я для себя принял решение, что останусь жить здесь. Многие говорят, мол, Смоленск – это «большая деревня», все друг друга знают. А мне это нравится. Да и город, и сама область очень красивы… Что уж говорить, полюбил я смоленскую землю.



- Возвращаясь к началу вашей службы здесь, скажите, насколько тяжело шла притирка?

- Очень тяжело. Особенно первые два года. Вроде и структура одна и та же, но в каждом регионе свои особенности. Сложно было, пока меня воспринимали как «чужака». И потом, если помните, произошла полная смена руководства во всем правоохранительном блоке. В личном составе пришлось производить значительные перестановки. И, честно говоря, внутри своей структуры «притирка» порой шла в весьма жестком режиме. Оглядываясь на тот период «с вершины приобретенного опыта», признаю, что, наверное, сейчас некоторые мои решения были бы несколько иными.



- Вы пришли на эту должность уже состоявшимся человеком. И все-таки, эта работа внесла какие-то коррективы в ваши «личные параметры»?

- Безусловно. Хотя на прежней работе я тоже был весьма «крупным начальником» - возглавлял крупное подразделение, исполнял обязанности первого заместителя – но когда стал «первым», как говорится, ощутил разницу. Когда за спиной никто не стоит, когда приходится лично отвечать за все решения – это совсем другая история. Мне кажется, я «подрос на целую голову».



- Что пришлось менять в себе с наибольшими сложностями?

- Я понял, что иногда, если необходимо для дела, надо постараться не обращать внимания на личное сочувствие, жалость к кому-то. Это было для меня сложно. Правда, в то же время, я понимал, что порой от моего решения зависит судьба человека. Поэтому «человеческая составляющая» все-таки осталась.



- Пока с кандидатурой на ваше место полная неопределенность. Как вы думаете, есть шансы, что на этот пост назначат кого-то из «наших», смоленских?

- Вероятность есть, но она очень мала. Когда мы разговаривали с министром, он меня спросил, кто из моих замов смог бы «потянуть» такую работу. Я сказал откровенно: что касается компетентности, уровня профессионализма, личных качеств, Управление готов возглавить любой из четырех моих заместителей. Но практика показывает, что назначения на эту должность, как правило, происходят «со стороны» - из других регионов.



- Когда планируется назначение?

- Процедура назначения – процесс не одного дня. Думаю, хорошо, если в конце июня, в начале июля. В связи с этим меня попросили не пользоваться законным правом с тем, чтобы уйти в отпуск или пройти военно-врачебную комиссию. Поэтому пока не произойдет новое назначение, буду работать.



- Виктор Иванович, вы вступили в «Единую Россию». А разве ваша должность позволяет иметь партийную принадлежность?

- Еще когда я был сторонником «Единой России», у меня был на эту тему разговор с министром. Я сообщил о своем решении вступить в партию, и он прямо сказал: придется выбирать. То есть, по закону я имею право быть в партии, но, если приму решение участвовать в выборах, то службу придется оставить. Есть такая рекомендация Центризбиркома. Я подумал и в конце января подал заявление о вступлении в партию. Прошел кандидатский стаж и 28 мая стал членом «Единой России».



- Виктор Маслов на заседании Думы, после вашего сообщения об отставке уверенно заявил, что ваш потенциал обязательно будет использован во благо региона…

- Я очень благодарен Виктору Николаевичу и Анатолию Ивановичу за слова поддержки, за те теплые слова, которые прозвучали в мой адрес. Знаете, для меня, как для бывшего «чужого» это очень важно. И после заседания многие подходили и говорили: «Виктор Иванович, имей в виду, даже если будешь просто пенсионером, наши отношения останутся прежними». Это очень приятно.



- Планы на будущее, как я поняла, уже есть?

- Надеюсь подтвердить слова губернатора. Постараюсь направить потенциал на благо региона. Определенные планы есть.



- А о работе в бизнес-структурах не подумывали?

- Нет. В бизнес я никогда не пойду. Во-первых, там нужны деньги. Моего выходного пособия, включая отпускные, явно недостанет на то, чтобы влиться в бизнес. – (Смеется) – Да и не смогу стать бизнесменом, не мое это. Как и работать «при бизнесмене» - кто бы то ни был – тоже не смогу. Что бы ни говорили, всем известно, работая в бизнесе, все равно приходится где-то отклоняться от закона. Принимать в этом участие не хочу.



- А если уговорить себя: это моя работа – скажем, шеф службы безопасности. Теперь я именно за этот труд буду получать зарплату. Неплохую. И буду честно работать. Так, как когда-то служил в органах.

- Свет, может быть… Я не знаю, получилось ли бы у меня дать себе такую установку, если бы жизнь заставила. Я говорю о том, что чувствую сейчас. Не хочу.



- Виктор Иванович, наверное, знаете: некоторые любопытствуют, на какие деньги генерал Семенов строит дом?

- Я этих вопросов не боюсь. Всегда объясняю прямо. Да, при желании была возможность взять у представителей бизнеса беспроцентный кредит. Но я по этому пути не пошел принципиально. Взял кредит в банке на тех же условиях, что берут другие люди. Предварительно заложил квартиру. Теперь выплачиваю кредит. Дом, кстати, небольшой – восемь на десять метров, в полтора этажа.



- И проценты, те же, что и для «простых смертных», выплачиваете?

- Да. Для меня это был принципиальный вопрос, все-таки я должностное лицо.



- Как вы думаете, подчиненные вас воспринимают как жесткого руководителя? Как будут вспоминать генерала Семенова в структуре, которой он руководил?

- Сложно говорить за других. Может, мы слышим то, что хотим слышать, но мне рассказывали, что в кулуарах говорят так: «Семенов конечно иногда «рубанет», сгоряча, «врежет», потом подумает, «отойдет» и всегда решит справедливо». От ошибок никто не застрахован, но мне кажется, что больше все-таки было справедливых решений. И сейчас, когда я объявил о своем решении уйти, обстановка стала более демократичной, что ли, люди приходят поговорить… у меня создалось ощущение, что большинство сотрудников все-таки жалеют, что я ухожу. Может, потому что, неизвестно, что за руководитель придет, опять придется проходить период «притирки», ко мне они уже привыкли, знают, чего от меня ждать, знают мои требования. Но мне хочется верить, что, не смотря на то, что порой приходилось принимать и жесткие решения, я старался относиться ко всем по-человечески.



- Виктор Иванович, вы «уходите из милиции», если так можно выразиться. Есть что-то ГЛАВНОЕ, что останется в вашем сердце?

- Знаете, разное сейчас про милицию говорят. Но я знаю, я наблюдал, для меня это было крайне приятным откровением: когда были очень тяжелые моменты в оперативной обстановке, люди отдавались работе полностью, не обращая внимания ни на что - ни на личные проблемы, ни на здоровье. Это дорогого стоит. Словами не передашь… Видишь, Свет, опять разволновался, «накатило». – (Улыбается).
Самые свежие новости Смоленска на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь