Другой Смоленск

http://limonka.nbp-info.ru - Добавил student в категорию Pазное

Я поехал в Смоленск всего на пару дней – на открытие выставки смоленских и московских художников "Сообщение" , но в силу ряда обстоятельств задержался на две недели.

В Смоленске я уже четвертый раз за последние два года и уже понемногу стал вникать в тонкости местного быта. На первый взгляд, Смоленск – типичный областной город средней России со всеми нестоличными приятностями вроде красивых девушек и размеренного ритма жизни, а также наоборот, со всеми свинцовыми мерзостями "русского провинциального адата" в виде повсеместного алкоголизма, пофигизма, социальной пассивности и так далее.

Но у любого среднерусского города есть своя интересная неофициальная жизнь и своя альтернативная история.

Если обратится к альтернативной истории Смоленска – то нужно начинать со средних веков. Смоленский край когда-то входил в Великое княжество Литовское (не смотря на название большую часть населения его составляли русские племена), а затем в Речь Посполитую. В состав России Смоленск окончательно попал только в конце 17-го века после нескольких русско-польских войн и безуспешных попыток присоединения. Несмотря на тяжелую жизнь православных русичей под польскими панами, под властью московских царей крестьянам-смолянам стало жить еще хуже. Польские паны остались вплоть до октября 1917-го года, а тут еще добавился гнет московских "дьяков".

Если перепрыгнуть в начало 20-го века, то согласно краеведческим справочникам тогдашнего времени большая часть населения самоидентифицировалась как "белорусы". Сам Смоленск по национальному составу больше напоминал такие города Северо-Западной части Российской Империи как Витебск или Двинск, или даже Вильно (Вильнюс). Многие дворяне

и помещики по происхождению были поляками. Среди жителей были и немецкие купцы, немало в Смоленске и области жило латышей, переселившихся сюда из Латгалии. Чуть меньше литовцев. Типичный северо-западный кусок Российской Империи. Жили тут и евреи, но отдельные части Смоленской губернии входили в черту оседлости, а сам Смоленск нет, поэтому в самом Смоленске у евреев были проблемы с регистрацией, как у "лиц кавказской национальности" в современной Москве. Но всё равно правдами и неправдами они селились в Смоленске. В Смоленске была сильная организация еврейской социалистической партии "Бунд". В Смоленск любил ездить на выступления классик еврейской литературы Шолом Алейхем.

После революции Смоленск стал еще более многонациональным городом, столицей Западной области РСФСР, включавшей территорию современных Смоленской, Брянской, Орловской и еще нескольких областей. К этой области прирезали также часть белорусских земель с многочисленным еврейским населением, в том числе такие "штетлы" как Хеславичи и Любавичи, откуда родом один из знаменитых хасидских раввинов. В самом Смоленске евреи составляло где-то около четверти от общего числа населения. Также было около десяти тысячи латышей, плюс небольшое количество литовцев и эстонцев. Видно, было немало и поляков, но они из-за плохих отношений СССР с Польшей Пилсудского часто записывались в "украинцы" и "белорусы". В соответствии с ленинской национальной политикой в области возникли национальные еврейские, белорусские и латышские колхозы. Выходили газеты на этих языках. Существовали еврейский и латышский театры и рабочие клубы. В середине 30-х годов началась сталинская "русификация". Закрыли национальные театры и клубы. Перестали выходить газеты на национальных языках. Была репрессирована значительная часть национальной интеллигенции. Белорусов записали в "русские", они особо и не возражали. Закрыли синагоги, костел и латышскую лютеранскую кирху.

Уже в горбачевскую перестройку были попытки реанимировать "национальную" жизнь. Возникли польские, латышские, еврейские, белорусские культурные общества, но дальше установки мемориальных табличек и мемориальных заседаний дело не пошло. Большая часть смолян еврейского, латышского и польского происхождения ассимилировались, хотя и

носят латвийские и польские фамилии. Часть уехала на "исторические родины". Лишь иногда у местных красоток просматриваются то польские, то еврейские черты лица...

Во время Великой Отечественной войны немцы почти три года находились на Смоленщине. Еврейское население, за исключением городской его части, успевшей эвакуироваться, было полностью уничтожено. Среди русских и представителей других народов оказалось немало коллаборантов. Жизнь Смоленска при немецкой оккупации – еще малоисследованна. В ближайшее время, как мне сообщили местные краеведы, должны выйти интересные мемуары

тогдашнего городского главы, Меньшагина, которому дали десять лет лагерей после освобождения Смоленска. Воспоминания он написал уже на свободе в 60-е годы. Есть еще любопытный роман "Между двух звезд" прозаика второй волны Леонида Ржевского, описывающий жизнь русских коллаборационистов, в том числе и власовцев, в Смоленске и области. В Смоленске также находилось часть белорусских националистов – "Белорусская Громада". Часть немецкого руководства собиралось создать марионеточное белорусское псевдогосударство со столицей в Смоленске, с территорией вплоть до Можайска. На этой почве русские коллаборанты ругались с белорусскими и своими немецкими хозяевами. Далеко не все население колаборантствовало. В Смоленской области действовали мощные партизанские соединения.

Во время войны Смоленск был разрушен почти на 90 процентов. После войны сюда переехало много людей из других областей России на восстановление промышленности.

Если обратиться к истории искусства и литературы, то в 1918-1922-х годах здесь существовала своя группа футуристов "Бедлам", связанная с Малевичем и другими деятелями русского Авангарда, находившимися в соседнем Витебске. Как правило, в официальной истории русской литературы 20-го века, смоленских футуристов вспоминают мало, а вспоминают прежде всего "крестьянских" поэтов Твардовского, Исаковского и Рыленкова. У Михаила Исаковского, кстати, есть неплохие неказенные мемуары о детстве и юности "На Ельнинской земле". В Смоленске установлен странный памятник Исаковскому – к дереву прислонился человек явно "еврейской национальности" – в очках, внешне похожий

на Исаака Бабеля. На фотографиях "русского крестьянского поэта" – абсолютно семитские черты лица. Вполне возможно, что Исаковский был из "выкрестов". Не менее странный памятник Александру Твардовскому – поэт на пару со своим героем Теркиным сидят на пеньках. Если посмотреть издалека, то такое впечатление, что два "ханурика" присели выпить. У этого памятника проходят собрания нацболов.

Из более современных деятелей смоленской неофициальной культуры можно выделить известного в области "фри-джаза" композитора Влада Макарова, поэта и художника Эдуарда Кулемина и прозаика Олега Разумовского, в чем-то продолжающего традиции русских "народных" писателей 19-го века типа Николая Успенского, Решетникова, Подъячева, описывающих кошмары повседневной жизни русских низов, а с другой стороны большого знатока англоязычной литературы, хорошего профессионального переводчика с английского. И Кулёмин и Разумовский старые авторы "Лимонки".

В Смоленске, с 60-х годов существует очень хороший факультет иностранных языков при Университете. Возле Смоленска в брежневские времена находился автокемпинг, куда по пути в Москву, заезжало немало туристических групп из западных стран. Тогдашняя продвинутая молодежь отправлялась туда с целью фарцовки и сексуальных приключений, но попутно приобретала редкие пластинки и книги и из первых уст получали информацию о жизни в Европе и США.

В начале 90-х в Смоленске, благодаря энтузиазму поэта и культуртрегера Александра Голубева, прошло несколько фестивалей современного искусства, куда приезжали многие видные деятели российского "андеграунда". К сожалению, с середины 90-х годов из-за экономических причин и провинциальной косности творческая активность смоленского андеграунда затухла. Организатор фестивалей Голубев умер в прошлом году. Но сейчас нашлись новые спонсоры, и Кулемин, Разумовский и Макаров пытаются возродить альтернативную культурную жизнь в Смоленске. Тем более, что подросло новое поколение талантливых музыкантов и художников...

Если обратиться к политической жизни, то она в Смоленске мало отличается от многих других провинциальных российских городов: губернатор-чекист, криминализация, всевластье чиновников, бесправие пенсионеров и бюджетников. Партии типа СПС и "Яблока", хоть и имеют офисы, но находятся состоянии полураспада. Есть отдельные члены различных российских праворадикальных организаций, вездесущая ЛДПР, о проделках местных бонз которой смоленский писатель Виктор Ахманов написал смешную разоблачительную книгу.

В Смоленске всегда было одно из самых активных в России отделений партии НБП, возникшее после визита в Смоленск в 1996 году Эдуарда Лимонова... С экономикой дела обстоят, по моим дилетантским наблюдениям, "средне-хуево". Средняя зарплата – 100-150 долларов в Смоленске на человека, в области, очевидно, еще ниже. Если ты получаешь 300 долларов, то уже считаешься средним классом. Если зарабатываешь 1000 долларов, то уже богач. ЖКХ в ужасном состоянии. Немало студенток из районных центров Смоленской области занимаются проституцией, чтобы оплатить образование.(один мой смоленский знакомый в "сауне" столкнулся с такой студенткой и она ему подробно рассказала про себя и своих подруг по несчастью).

Из культурной жизни Смоленска еще можно отметить отрадные вещи – много книжных магазинов с неплохим выбором книжных новинок. Приезжают с гастролями иногда хорошие музыканты, но чаще попсовики и представители "говнорока" типа группы "Агата Кристи" или лесби-певицы Бутч.

По части секс-меньшевизма Смоленск, по свидетельству "центровой молодежи," пока консервативен. Нет гей-клубов и лесби-дискотек. "Сексменьшевики" втихую собираются по квартирам. Геев может поколотить агрессивная гомофобная молодежь, даже лесби боятся афишировать свои наклонности. Город Смоленск все ж патриархальный. По моим наблюдениям, интересные явления происходят в религиозной сфере. Так, к примеру, сильно развивается "неопятидесятническое харизматическое" движение , которое здесь возглавляет Вадим Петренко, бывший музыкант легендарной фри-джазовой группы "ЗГА". У "харизматов" много молодежи. Они занимаются и программами реабилитации наркоманов. Католики борются за возвращение старинного здания костела, в котором сейчас находится областной архив, оставшаяся часть знаменитого Смоленского архива, вывезенного немцами во время войны и находящегося в США. Местные власти и кандидат на патриарший престол митрополит Смоленский Кирилл всячески препятствуют возвращению костела. В результате архив находится в ужасном состоянии, сотрудники бояться несчастных случаев, а верующие собираются в небольшом соседнем здании.

Из разговора со смолянами, я узнал, что один из известных священников РПЦ Смоленска – "отъявленный содомит", другой – бывший парторг, превративший богослужение в своем храме в разновидность партсобраний.

Будущее Смоленска, как и всей России, непредсказуемо. Правда, по моим ощущениям, скоро Смоленск может стать приграничным с Европой городом, так как Беларусь, не смотря на все кульбиты своего батьки, это уже полу-Европа. И дальше её "европеизация" будет только продолжаться и прежде всего на бытовом, низовом уровне. Достаточно съездить в соседний со Смоленском Витебск, чтобы в этом убедиться... Скажу в заключении – интересная жизнь существует и за приделами МКАД. Нужно только найти в любом провинциальном городе его скрытую непарадную сторону.



Аркадий Рыленков
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей Смоленска

Читайте также

2 Комментарии

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь