Собор Смоленских святых. 8 декабря празднуется память сщмч. Серафима (Остроумова)

http://subscribe.ru - Добавил alexshm в категорию История

Священномученик Серафим, архиепископ Смоленский и Дорогобужский, руководил Смоленской епархией в тяжелый для Русской Православной Церкви период с 1927 по 1936 год.



* * *



Священномученик архиепископ Серафим (Остроумов) родился 6 октября 1880 года в Москве. Его отец Митрофан был псаломщиком в одной из столичных церквей. Во время святого крещения мальчика назвали Михаилом. Будущий иерей быстро решил пойти по следам отца.



Учеба

После окончания Заиконоспасского духовного училища Михаил поступил в Московскую Духовную Семинарию, которую закончил в 1900 году. Следующие четыре года учился в Московской Духовной Академии. В 1904 году окончил ее со степенью кандидата богословия. Начальство решило оставить его при академии профессорским стипендиатом. 14 сентября 1904 года Трифоном, епископом Дмитровским пострижен в монашество с именем Серафим. Тогда же в сентябре рукоположен в иеродиакона, а 19 сентября - в иеромонаха. Сразу же отправился в Оптину пустынь, где как простой монах сначала служил в монастырской кухне, а потом канонархом. После месячного пребывания в монастыре вернулся в Академию, где 28 октября назначен доцентом Московской духовной академии по кафедре теории и истории проповедничества.



Яблочинский монастырь

На Холмщине Серафим впервые побывал в 1905 году вместе с профессором М. Тареевым. Полюбил эту землю вместе с ее религиозно-народным характером. Поэтому без сомнений решил оставить работу в академии и помочь настоятелю Иосифу в новых обязанностях. Решением от 10 июля 1906 года Серафима перевели в Яблочинский Свято-Онуфриевский монастырь, а 21 сентября определили наместником.

В этом же 1906 году к монахам с хорошим академическим образованием присоединился ещё один студент Московской Духовной Академии — Аркадий (Королев), позже архимандрит и рьяный защитник общины. Через год монахов с высшим духовным образованием было уже четверо. Началась настоящая работа почти с нуля. Главной целью было поправить экономическое положение монастыря, оживить воспитательную и благотворительную деятельность духовенства среди местных жителей. Результатов долго ожидать не пришлось.

С возрождением монастыря начали поступать пожертвования, в основном из Москвы, а так же от церковных властей и от местных жителей, которые увидели в новых монахах настоящих хозяев. Это позволило начать капитальный ремонт находящейся уже в плачевном состоянии главной святыни монастыря — собора преподобного Онуфрия Великого.

Одновременно монахи вели занятия в построенной на монастырской земле двухгодичной церковно-приходской школе, находящейся в самой деревне Яблочино. В этой же школе с 12 октября 1907 года начали проводить церковно-учительские курсы по обучению будущих педагогов для однолетних церковных школ. Директором школы стал о. Серафим. В своей лекции во время торжественного открытия он сказал: «Принимая во внимание национальные и религиозные особенности нашего народа, мы нуждаемся в собственной школе церковных учителей. Необходимы свои преподаватели, а не воспитанники из Киева, Полтавы, Самары или других городов. Школы центральной России не понимают наших желаний, наших надежд, нашей религиозности, наших обычаев…» В этой лекции он также подчеркнул важное воспитательное значение школы для окрестных учеников, которые с любовью относятся к ее потребностям и всячески помогают.

Важной образовательной организацией монастыря была также школа псаломщиков, которую в 1906 реорганизовали из однолетней в двухлетнею (с интернатом на 20 человек), и ранг которой возрос в связи с появлением в монастыре образованных монахов. За Бугом тоже действовала церковно-приходская школа на 50 учеников, которую посещали дети из соседних с монастырем деревень. В самом монастыре работала аптека и лечебный кабинет. В то же время в монастыре жило 12 воспитанников — мальчиков 13-17 лет, учащихся в школах общины.

В 1907 году в монастыре проживало 16 монахов и 19 послушников, которые кроме работы в школе занимались монастырским хозяйством. Жизнь в монастыре кипела. Община крепла, неустанно росли ее влияние и авторитет, так же росла ее помощь местным жителям, равно как духовая и образовательная, так и материальная. Деятельность по обновлению монастыря началось.



Настоятель и архимандрит

После года руководства монастырем архимандрит Иосифом решением от 22 ноября 1907 года был назначен настоятелем в Новгородский Юрьев монастырь (и вскоре стал епископом Угличским). 1 декабря обязанности настоятеля Яблочинского монастыря вверили иеромонаху Серафиму. Через две недели состоялись выборы в общине, во время голосования девять из четырнадцати монахов выбрало о. Серафима настоятелем (четыре уклонилось от голосования). Это повысило авторитет настоятеля, выбранного самими братьями. Утверждение решения Священным Синодом состоялось 18 января 1908 года, а 2 февраля 1908 года о. Серафима поставили в архимандриты.

Передача монастыря в руки нового настоятеля состоялось 7 декабря 1907 года. Помимо новоприобретенных хозяйственных машин и зданий, построенных и отремонтированных во времена правления архимандрита Иосифа, архимандриту Серафиму достались от него и значительные долги. Благодаря своим организаторским и хозяйственным способностям он не испугался этого и с надеждой на Божью помощь начал усердно работать дальше. Результатов долго ждать не пришлось.

Строитель

16 декабря 1907 года, на следующий день после выбора братьями о. Серафима, как нового настоятеля, произошло важное событие в истории общины. Были закончены основные работы, связанные с капитальным ремонтом и частичной перестройкой церкви святого Онуфрия. Значительная часть финансировалась благодаря помощи Николая Копьева из Москвы, который со временем стал крупнейшим благотворителем общины. В празднованиях принял участие Дмитровский епископ Трифон и епископ Андроник, специально приехавший из Японии. Различные отделочные работы в соборе окончательно завершились только 6 октября 1910 года. Руководителем комиссии по ремонту был сам о. Серафим. Масштаб проведенных работ был впечатляющим. Перестроена была практически вся внутренняя часть церкви, из плиток терракоты был выложен пол, покрашено всё помещение, написаны фрески, обновлен иконостас, а так же покрыт новой жестью купол.

Ещё в 1907 году в связи с разборкой в ходе ремонта придела в честь Успения Божией Матери начались работы по устройству нового храма под тем же названием. На горке напротив святых Ворот монастыря, в том месте, где раньше располагалась кузня, заложили фундамент. Само строительство церквушки, уже под руководством о. Серафима, продолжалось меньше трех месяцев. Большую часть средств на строительство опять же пожертвовал московский «добрый дух» общины о. Николай Копьев. Освящение церкви проводил епископ Холмский и Люблинский Евлогий. Днем позже, при участии многих прибывших верующих, в монастыре состоялись празднования в честь Успения Богородицы.

1909 году произошло важное событие в истории монастыря. 4 октября того года совершилось освящение церкви святых Сергия и Германа Валаамских в монастырском скиту на Белом озере. В этот же день в маленьком домике при церкви поселились братия во главе с иеромонахом Феодором.

Мысль об устройстве скита, где могли бы в спокойствии поселиться монахи и посвятить себя исключительно молитве, зародилась ещё у Люблинского епископа Германа (Иванова), предшественника архимандрита Аркадия на должности настоятеля общины. Это он выбрал такую цель — уединенное место, расположенное в пяти километрах от монастыря на берегу большого озера. Угловой камень здания под строительство скита заложили в 1907 году, ещё во времена правления архимандрита Иосифа, однако из-за нехватки средств строительство было остановлено. Возобновлено строительство было во времена архимандрита Серафима. Строительство и обустройство финансировалось полностью благодаря помощи упомянутого ранее о. Николая Копьева из Москвы.

6 февраля 1911 года была освящена построенная так же благодаря ему церковка в яблочинской второклассной школе. Спустя два года на его средства построена и освящена церковь в яблочинской фермерской школе. В том же году опять же с его пожертвований появился второй придел (посвященный святому апостолу Владимиру) в скиту на Белом озере.

Ранее, в 1910 году благодетель из Москвы внес пожертвование для общины на сумму 6 тысяч рублей. Столько стоил огромный колокол весом в 300 пудов (около 5 тонн). Колокол был повешен на временно установленных опорах, так как существующая колокольня не выдержала бы его тяжести. Появилась мысль построить высокую 38-метровую колокольню. Несмотря на отказ в финансовой поддержке этой идеи со стороны церковных властей, о. Серафим не сдавался. В итоге в 1913 году средства были выделены и должны были поступать частями до 1916 года. Появились планы и проект колокольни, однако из-за вспыхнувшей войны так и не удалось её построить.

Кроме построенной в 1907 году церковки Успения Богоматери напротив Святых Ворот, в 1910 году у окрестных жителей появилась идея о постройке похожей часовни на берегу Буга, на месте называемом Святым Полем. Отец Серафим с радостью отнесся к этой инициативе, тем более, что прихожане сами собрали средства на эту цель. 11 марта 1911 года написал рапорт по этому делу епархиальным властям, в котором просил о согласии на строительство церковки и посвящение ее Яблочинской иконе Божьей Матери. Освящение состоялось 14 августа 1912 года, однако решением церковных властей часовню посвятили Сретению Господню (сейчас часовня освящена в честь Св. Духа).

Стараясь расширять свою духовную деятельность среди людей, монастырь за свои деньги купил больше ста десятин земли (лес и поля) в месте названном Дратовскими Лесами. В этом месте, расположенном в 85 километрах от Яблочина в Любартовском уезде была построена церковь и школа, в которой в 1912 году училось уже 40 учеников. 7 мая этого же года Святой Синод утвердил создание в этом месте подворья Яблочинского монастыря, посвященного святому пророку Илия. На подворье поселилось 4 монаха и 17 послушников.

Учитель и человеколюбец

О. Серафим занимался не только строительством храмов. При монастыре была чайная для паломников и предназначенная для них гостиница, помещения, в которых были школы и школьные мастерские, магазинчик с товарами первой необходимости, который открыли в 1911 году, другие существенные для деятельности монастыря заведения. В монастыре действовала аптека и медицинская амбулатория, где монах Агапит – доктор по образованию – лечил и бесплатно выдавал лекарства. Число принятых им пациентов возросло с 300 в 1908 году до 1 760 в 1912 году. В монастыре бесплатно кормили нищих обедами. В 1913 году было выдано 4 500 обедов.

Инициатором части всех этих дел был еще предшественник о. Серафима, однако в большинстве до дела дошло только после того как о. Серафим стал управлять общиной. Так как в окрестностях часто случались пожары, архимандрит предложил создать цех, выпускающий кирпичи, в то числе пустотелые, однако времени реализовать этот замысел уже не хватило.

Действующая при монастыре двухлетняя церковно-приходская школа в Яблочине, под руководством о. Серафима положительно развивалась. В 1908 году в ней работало уже восемь учителей, среди которых было три монаха с высшим образованием. Учеников было около ста, жили они в интернате находящемся при школе. С 1907 года в школе так же были курсы для церковных учителей, которые первоначально открыли на два года, однако в дальнейшем их продлевали, до эвакуации в глубь России в 1915 году. В 1908 году учился здесь 21 человек, а в 1913 уже 33. Они жили в интернате при школе. При этой же школе действовала однолетняя школа для приходящих детей, в ней училось 60 человек. Похожая однолетняя школа с таким же числом учеников действовала в деревне по другую сторону Буга.

При монастыре также открыли ремесленную школу-интернат для мальчиков, в которой училось около 50 человек. Обучали нескольким специальностям — шитью, ремонту обуви, столярному делу, кузнецкому и слесарскому делу. В 1911 году за Бугом в деревне Дубица торжественно открыли фермерскую школу, тоже при монастыре. В ней была возможность ознакомиться с сельскохозяйственными машинами, обучиться огородничеству, садоводству, лесничеству, животноводству, молочному хозяйству и пчеловодству. В 1914 году в разных монастырских школах училось больше четырехсот человек.



Молитва и труд

Настолько широкая деятельность монастыря была возможна не только благодаря пожертвованиям, основные из которых делал, естественно, о. Николай Копьев из Москвы. Монастырь так же занимался своим хозяйством. В рапорте за 1908 год настоятель информировал церковные власти, что община «относительно обеспечена в своем существовании одинаково, как сельскими плодами, так и правильно организованным хозяйством». В хозяйстве работали сами братия. Монастырю в то время принадлежало 1 200 десятин земли (около 1 300 га), 70% этой земли были леса. Вырубка и продажа дерева, проводилась только по разрешению церковных властей. Это давало возможности для новых ремонтов, построек, а так же ведения образовательной и благотворительной деятельности. Всё концентрировалось в умелых руках настоятеля, который был особенно талантливым администратором и хозяином.

Монастырь в Яблочине под руководством архимандрита Серафима привлек новых сторонников монашеской жизни. Число братии постоянно росло — с 32 (вместе с послушниками) в 1908 году до 80 в 1913. Благодаря этому стало возможным назначение их в скит на Белом озере и на подворье в Дратовском Лесу.

Жизнь монастыря протекала в кипящем одухотворенном ритме. Духовное руководство братии официально осуществлял духовник монастыря, однако в большей части их духовной жизнью руководил сам архимандрит Серафим. Положительное влияние на развитие духовной и молитвенной жизни оказывал скит на Белом озере.

В монастыре действовало общежительное правило св. Василия Великого. Согласно этому правилу каждодневно совершался цикл церковных служб с канонархом и песнопениями старинным распевом. Трапезы были общими, во время них читали жития святых. От рассвета до заката трудились и молодые, и старые монахи: одни по хозяйству, другие преподавали в школах, при этом никто не забывал об участии в церковных службах и молитве.

Неся свет ученья окрестным жителям, в монастыре не забывали и об обучении самих монахов. Зимой организовывались для них специальные занятия, во время которых углубленно изучались церковные таинства, история и аскетика. Во время вечерней молитвы читали из Священного Писания и деяний Святых Отцов. В свободное время монахи посещали монастырскую библиотеку.

Особенный вклад в развитие духовной жизни жителей монастыря вносили несколько монахов, которые в 1913 году прибыли со Священной горы Афон. Укладом своей жизни они внесли привнесли суровость аскетической жизни и умиленную набожность. Большое значение, особенно для прибывавших в монастырь паломников, имели монастырские праздники, которые собирали тысячи верующих. Особенно торжественно всегда отмечали престольный праздник преподобного Онуфрия Великого, на который всегда прибывал хотя бы один епископ, а так же десятки представителей духовенства с Холмщины и более далеких мест.



Миссионерство

Монастырское миссионерство распространялось далеко за пределы монастыря. На приглашения духовенства из других приходов, монахи часто навещали их, где участвовали в церковных службах, крестных ходах и провозглашали Божье Слово. 31 августа 1909 года о. Серафим был освобожден от обязанностей настоятеля общины и назначен проповедником и миссионером по всей Холмской епархии. К счастью, уже 8 декабря это необдуманное решение было отменено, и архимандрит вернулся на свою должность.

На этом миссионерская деятельность монастыря не закончилась. Община вела обширную миссионерскую деятельность, идущую навстречу потребностям людей тогдашней Австро-Венгерской Монархии. Из Галиции и Угроруси (Малороссии? – прим. переводчика) в Яблочине было несколько учеников, которые позже стали первыми православными миссионерами на своей родине. Был среди них «апостол Закарпатья» - позже архимандрит Алексей (Кабалюк), который 25 марта 1910 года был пострижен в монашество о. Серафимом Яблочине. Таким образом, Яблочинский монастырь стал первой школой православного духовенства в Закарпатье.

Архимандрит Серафим занимался сбором документов по истории подчиненного ему монастыря. Через церковные власти добился возращения из Варшавы двух ценных документов, которые были ранее туда вывезены в исследовательских целях. К сожалению, не известно закончил ли он свою научную работу об истории общины (она, очевидно, была утеряна во время войны).



Ректор

28 января 1914 года архимандрит Серафим стал ректором Холмской духовной семинарии. Расставание с Яблочинским монастырем, которому посвятил столько активных, лучших своей жизни, состоялось 12 февраля. Школу принял у будущего основателя и первоиерарха Польской автокефальной Православной Церкви, а тогда епископа Кременецкого, Дионисия (Валединского), который возглавлял семинарию 12 лет. В новом месте своей службы о. Серафим также принялся за активную деятельность.

В должности ректора был для студентов заботящимся отцом, добрым, внимательным к потребностям, как студентов, так и работников. Не ограничился работой администратора семинарии и преподавателя. Одновременно был председателем Холмского Епархиального училищного совета и членом Холмского Братства Пресвятой Богородицы. Редактировал издаваемые епархией газеты: «Холмская Церковная жизнь» и «Народная Газета», делая их интересными и жизненными. В начале первой мировой войны, когда беженцы из Холмщины начали перемещаться на восток, старался устроить их в родной Москве.



Архиепископ

В военные годы было решено поставить архимандрита Серафима в епископы и жаловать титул епископа Бельского, викария Холмской епархии. Хиротония состоялась в Москве 3 апреля 1916 года. Рукоположение совершали Макарий, митрополит Московский, Михаил, архиепископ Гродненский, Владимир, епископ Белостокский, Иоасаф, епископ Новогеоргиевский, Дмитрий, епископ Можайский, Арсений, епископ Серпуховский.

Три неполных недели спустя – 21 апреля – о. Серафима назначили временным управляющим Холмской епархией. Через год, 27 мая 1917 года его временному управлению доверили Орловскую епархию. Управлял он этими епархиями до 18 августа 1917 года, когда стал главой Орловской епархии в сане епископа Орловского и Севского. Тремя днями раньше он стал членом св. Собора Русской Православной Церкви.

В новой епархии все свои силы и знания отдавал Церкви и верующим людям. Под его особенной опекой были епархиальные монастыри, семинария, школа епархии, церковные газеты и журналы. О его всесторонних интересах свидетельствует то что, будучи уважаемым членом Орловского Церковно-исторического Товарищества, однажды на встречу принес альбомы с фотографиями сделанными собственноручно. Духовенство ценило заботу и отдачу своего владыки и поддерживало его.



Вскоре к его многочисленным трудам добавилась и защита веры и Православия от начавшегося преследования советской властью Церкви. Вместо церковных школ, которые закрыли, организовывал специальные кружки, в которых изучались основы веры и религии. Организовал так же специальные крестные ходы. Много усердия посвящал проповеди Слова Божьего.

Во время служения архиепископом в Орле владыку Серафима несколько раз арестовывали. Первый раз 14 марта 1918 года, ещё до окончания Поместного Собора Российской Православной Церкви 1917-1918 г. Епископа держали под домашним арестом, дважды допрашивали, запретили забирать почту. Обо всех своих проблемах связанных с арестом он сообщил новоизбранному патриарху Тихону (Белавину).

Второй раз иерарха арестовали 6 июля того же года. Одновременно обыскали дом епископа и разогнали участников проходившего собрания епархии. В этот раз обошлось без ограничений и лишения свободы. Заключили его снова после третьего ареста в 1922 году. Обвинение было типовым: «активное сопротивление при конфискации церковного имущества». В июне того же года был вынесен приговор: «7 лет тюрьмы с полной изоляцией». Иерарх отбывал заключение в орловской тюрьме. Однако, благодаря амнистии, приговор сократили до полутора лет.

29 мая 1924 года Владыка Серафим возведен в сан архиепископа. В дальнейшем руководил Орловской епархией. Кроме советской власти у него появился еще один враг. Много усилий пришлось посвятить борьбе с расколом Церкви, возникшим из-за появления так называемых «обновленцев». В декабре 1926 года он был снова арестован. На этот раз пребывание в тюрьме закончилось изгнанием из Орловской Епархии.



Последняя кафедра

1 ноября 1927 года архиепископу доверили руководство новой, и как позже станет ясно, последней в его жизни епархией. В звании архиепископа Смоленского и Дорогобужского он поселился в Смоленске. В связи с тем, что Успенский Собор был занят «обновленцами», кафедра Серафима сначала находилась в Никольской церкви. Позже функции кафедры переняла церковь Петра и Павла.

В Смоленске владыка противостоял антирелигиозно настроенными властями. С каждым годом ситуация усугублялась. В 1931 во всех церквях конфисковали церковные облачения. В 1934 году начался неравный бой за церковь Петра и Павла, которую власть решила переделать архиву. В результате храм закрыли в 1936 году. За год до этого со всех церквей поснимали и конфисковали колокола.



Последний арест

11 ноября 1936 года Владыку Серафима снова арестовали, как оказалось – в последний раз. В этот раз он обвинялся в «антисоветской агитации». Признали его «одним из руководителей контрреволюционной группы духовенства, которые, используя религиозную трибуну в церквях для оглашения контрреволюционных речей, распространяли ложь и скорую смерть советской власти». Среди народа владыка, якобы, «проводил антисоветскую агитацию и давал попам советы как вернуть и открыть церкви, закрытые 5-6 годами раньше». Расследование продолжалось 4 месяца и закончилось вердиктом приговорить всю группу духовенства из девяти человек ссылкой на большие сроки в Казахстан.

Архиепископ был выслан в далекую Караганду. Через полгода, в ноябре 1937 года, «в связи с выявлением новых обстоятельств», следствие было возобновлено. В этот раз приговор «тройки» Смоленского НКВД, за «организацию антисоветской деятельности», был самый суровый — расстрел. Приговор привели в исполнение 8 декабря 1937 года, вероятно в Катынском лесу под Смоленском.

Архиепископ Серафим был реабилитирован 21 ноября 1958 года решением Президиума Смоленского областного суда. 21 ноября 1989 года прокуратура Смоленской области реабилитировала его повторно.



Канонизация

Архиепископа Серафима внесли в круг Святых Новомучеников и Исповедников ХХ века решением Священного Синода Русской Православной Церкви от 17 июля 2001 года. День мученической смерти Владыки Серафима — 25 ноября/ 8 декабря стал днем, когда Православная Церковь чтит его святую память. В Соборе Новомучеников и Исповедников Российских его память также чтят в первое воскресенье после 25 января/7 декабря.
Самые свежие новости Смоленска в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь