Мало кто знает, что в начале ХХ века Вязьма считалась одним из российских оккультных центров

http://www.gorodnews.ru - Добавил killer в категорию Культура

Мало кто знает, что в начале ХХ века Вязьма считалась одним из российских оккультных центров, а Смоленск был своеобразной штаб-квартирой одного из последних российских идеологов масонства и розенкрейцерства Бориса Зубакина. Вяземскому исследователю Юрию Родиченкову удалось отыскать несколько занимательных исторических фактов, связанных с этой историей.



Оккультный центр



Интерес человека к чему-то таинственному и мистическому был во все времена. Наибольший всплеск увлечения эзотерическими знаниями в России пришелся на конец ХIХ - начало ХХ века. В стране с 1881 по 1918 год издавалось более 30 оккультных изданий. Повсеместно организовывались тайные общества и кружки. Читать и изучать оккультную литературу в начале прошлого века было модно и стильно. Поэтому не удивительно, что брошюры по магии и колдовству пользовались огромной популярностью. Исключением не стала и Смоленская губерния.

Одно из первых оккультных обществ было зарегистрировано в Вязьме (наряду с Благовещенском, Тифлисом и Усть-Каменогорском).

"Чем занимались члены тайного кружка, да и какие вопросы обсуждали, теперь уже сказать трудно, - объясняет Юрий Родиченков. - Возможно, во многом их поддерживала частная вяземская типография, которая издавала оккультную литературу".



Типография акушерки



Откуда в маленьком уездном городке появился такой серьезный печатный центр, причем специализирующийся на весьма необычной литературе? Сейчас об этом можно только гадать.

Известно, что в начале прошлого века в Вязьме было несколько типографий. Одна из них принадлежала некой Ревекке Иоселевне Писаревской. О биографии владелицы типографии мало что известно. Некоторые источники утверждают, что она сильно интересовалась астрологией. Не вызывает сомнения один факт: до руководства печатной организацией Писаревская была акушеркой.

И снова загадка: как обычная акушерка смогла стать директором оккультной типографии? Архивные документы говорят, что в начале прошлого века типография была прибыльным делом и интенсивно развивалась. Так, например, известно, что до революции в Вязьме в оккультной типографии издавались сотни книг, как русских авторов, так зарубежных. Среди них был двухтомник европейского оккультиста Бургойна "Свет Египта" и "Направления" мистика Грина. Также в типографии Писаревской печатался и известный смоленский астролог Запрягаев, который редактировал и переводил многие труды зарубежных мистиков. Оккультные брошюры распространялись по всей Российской империи. Откуда у Писаревской были средства, чтобы печатать огромное количество полузапрещенной литературы? Возможно, типография спонсировалась европейскими тайными обществами - розенкрейцерами или масонами.

Вот еще один интересный факт: для печати астрологических знаков в начале века нужны были специальные шрифты, отливавшиеся из металла. Такая технология по тем временам была дорогостоящей и трудоемкой. Но известно, что Писаревская заказывала на Западе специальные формы шрифтов, видимо, рассчитывая на большие тиражи изданий.

"Имела ли Писаревская какое-либо отношение к тайным обществам или оккультным кружкам? Скорее, да, чем нет, - говорит Родичеков. - Но несомненным остается один факт - именно в Вязьме появилось одно из самых первых оккультных объединений. А оно, видимо, имело непосредственное отношение к типографии".

Сейчас книги из вяземской типографии продаются как антиквариат в букинистических магазинах и на интернет-аукционах. Цена брошюры может доходить до нескольких десятков тысяч рублей - настолько ценятся у коллекционеров редкие оккультные вяземские издания.

"Где была расположена типография Писаревской, сказать сложно, - продолжает вяземский исследователь. - Дело в том, что после революции не осталось практически никаких свидетельств и документов. Здание было перестроено во время гражданской войны, а позже полностью снесено. Есть лишь ряд предположений, что печатная организация стояла в центре города, недалеко от нынешней районной библиотеки. Что стало с Писаревской после революции, также остается загадкой. Я думаю, что новая власть ей не простила столь страстное увлечение оккультизмом и астрологией, и Ревекку Писаревскую сослали в лагеря".



Смоленские масоны



Не меньший интерес вызывают и тайные общества смоленских масонов, которые существовали в начале века и даже уже при советской власти. История смоленских оккультистов неразрывно связана с именем Бориса Зубакина - скульптора, поэта и ученого, военспеца РККА, а также одного из первых создателей масонских лож в Смоленске. Сам Зубакин называл себя "последним розенкрейцером".

Еще с юных лет Зубакин интересовался учениями масонов и розенкрейцеров. В семнадцать лет он организовал масонскую ложу в Петербурге. Чуть позже он создает неорозенкрееровское братство, "Тайную церковь Иоанна", которая, по его словам, отличается от других оккультных обществ "отсутствием политической идеологии". Известно также, что Борис Зубакин достаточно долгое время жил в Смоленске, где также пропагандировал оккультизм. В это время с ним знакомится профессор Смоленского университета Вениамин Архангельский.

"Многие исследователи масонства и историки называют Архангельского и Зубакина основателями масонской ложи в Смоленске, - рассказывает Юрий Родиченков. - Не вызывает сомнений и тот факт, что эти два человека поддерживали дружеские отношения. Кроме научных и философских идей их объединяло многое. Например, известен такой факт, что они оба выступали на концертах в городе. При этом Архангельский играл на скрипке "Семь сонат" Гайдна, а Зубакин выступал с мистическими комментариями к музыке.

Таким образом в Смоленске к началу 20-х годов сложился своеобразный интеллигентский кружок. В тайном обществе состояли такие видные люди, как редактор "Смоленских епархиальных новостей" Редков, директор Смоленского краеведческого музея Палашенков, член-корреспондент АН СССР и историк древне-русской литературы Абрамович, в то время живший в Смоленске.

"Вполне возможно, что далеко не все люди, входившие в это общество, причисляли себя к масонам, - рассуждает вяземский исследователь. - Но в одном из архивных документов упоминается некий член мистической организации, профессор Бочкарев из Вязьмы. А его духовным руководителем был Зубакин. До сих пор остается загадкой - была ли какая-то связь смоленских масонов с вяземским тайным кружком и с типографией Писаревской? Я считаю, что была".



Аресты



Конечно, подобная оккультная деятельность смоленской интеллигенции не устраивала сотрудников ОГПУ. В первый раз Зубакина арестовали в 1922 году, но вскоре выпустили на свободу. В 1929 году - новый арест, и на это раз ссылка в Холмогоры. В 1937 вновь его арестовывают. Сохранился архивный документ, выписка из протокола заседания "тройки": "Слушали: дело по обвинению Зубакина Бориса Михайловича, 1894 г. рожд., уроженца Ленинграда, бывшего дворянина и офицера царской армии, беспартийного, за контрреволюционную деятельность арестовывавшегося органами НКВД в 1922 и 1929 г. Обвиняется в том, что проводил и был организатором и руководителем антисоветской повстанческой организации масонского направления... Постановили: Зубакина Бориса Михайловича - расстрелять".

Исполнение приговора не заставило себя долго ждать. В том же 1937 году были арестованы Бочкарев и Архангельский. Им дали по 8 лет лагерей.
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей Смоленска

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь